Подача апелляции при совершении преступления из-за наркозависимости

Подача апелляции при совершении преступления из-за наркозависимости

Нелегальные действия с наркотическими веществами без установки сбыта также грозит уголовная ответственность по статье 228 УК РФ.

Незаконными действиями являются транспортировка, хранение, покупка или производство наркотиков. Обычно суд осуждает нарушителя на довольно большой срок лишения свободы.

Отстоять свои права можно обжалованием  приговоров по статье 228 УК РФ. С этой целью направляют жалобу в главенствующие инстанции: апелляцию, кассацию, надзор.

Ниже рассмотрим, какие есть подводные камни при направлении этой жалобы и как может помочь адвокат.

Обжалование приговора по уголовным делам о наркотиках адвокатом

Уголовное дело предполагает равные права для обеих сторон.

Очень часто суды обходят такой принцип, как презумпция невиновности. Они выносят обвинительные приговоры не обращая внимания на все факторы события: нарушения в работе следствия, нехватка или не существование прямых улик в свершение преступления и т. п.

Исходя из этого, важно заметить, что без помощи адвоката по статье 228 УК РФ не обойтись. Он приступит к ознакомлению материалов дела, выявит нарушения, совершённые судом. Таким образом, это поможет совсем отменить приговор или же уменьшить наказание.

Отмены приговора без поддержки адвоката лучше не ждать.

Основания для обжалования приговора по статье 228 УК РФ

Чаще всего причинами пересмотра являются:

  • неправильное определение размера изъятой дозы наркотического вещества;
  • неправильное определение изъятого вещества;
  • нарушения, которые вызваны отказом прекращения ведения дела, при количестве вещества, не превысившем значительный размер;
  • отказ в прекращении дела без оснований, если обвиняемым вещества были сданы добровольно;
  • отказ обвиняемого от исполнения условий до судебного соглашения.

При большем количестве нарушений, выявленных адвокатом, выше вероятность пересмотра приговора в апелляции.

Чем может помочь адвокат по наркотикам?

Адвокат обязан самыми различными способами, разрешёнными законом, защитить обвиняемого.

Пересмотр апелляции никак не ухудшит положение обвиняемого. Законом разрешено только снижение жестокости наказания или отмена приговора.

Только опытный защитник может подготовить жалобу, содержащую аргументы на приговор суда.

Апелляционная жалоба по статье 228 УК РФ

Пересмотр в апелляции – оценка приговора на предмет его законности, обоснованности и справедливости.

В случае соответствия вынесенного наказания статье 228 УК РФ, апелляция может признать его несправедливым и не эквивалентным опасности преступления. В такой ситуации у защитника есть шанс снизить срок обвиняемого до минимума.

Апелляционная жалоба – возможность уменьшения серьёзности наказания или полной отмены приговора.

Основания для подачи

Обжалование приговора возможно при существовании следующих нарушений:

  • процессуальных (во время проведения дознания, следствия)
  • норм материального права (неверная квалификация по статье 228 УК РФ);
  • срока давности привлечения к ответственности (в приведённой ситуации, при вменяемости нарушителя, от 2 до 15 лет);
  • несоответствие наказания совершённому деянию;
  • привлечение к уголовной ответственности не соответствующее закону.

Как правильно написать апелляционную жалобу?

Она должна принимать во внимание требования оформления и текста, содержащиеся в статье 389.6 УПК РФ или будет возвращена судом.

Подача апелляции при совершении преступления из-за наркозависимости

В тексте жалобы нужно указать:

  • наименование суда, которым будет производиться пересмотр дела;
  • сведения о осужденном и его защитнике;
  • сведения о суде и вынесенном приговоре;
  • основания для направления жалобы, доводы со стороны защиты, содержащие аргументы;
  • перечень документов, поданных с жалобой;
  • подпись подающего заявление.

Заявитель так же имеет право вписать дополнительные пункты, содержание которых напрямую зависит от обстоятельств дела. К примеру, можно указать перечень доказательств, ставших известными после оглашения обвинительного приговора.

Законом разрешено направить жалобу с указанием оснований и доводов.

В какие сроки нужно направить?

Сначала нужно определить, с какого момента времени пошёл срок для подачи жалобы. Он отсчитывается с момента оглашения судом приговора. Если обвиняемый находился под стражей, то с даты выдачи приговора в его окончательной форме.

После этого у защитника обвиняемого есть 10 дней для написания и направления жалобы в апелляционный суд.

Обжалование приговора суда возможно в течение 10 дней после его оглашения.

Куда подавать апелляционную жалобу?

Так как первое разбирательство по статье 228 УК РФ проходит в районном суде, рассмотрение жалобы производится областным судом.

Документы подаются в районный суд, вынесший приговор. Он направит её в апелляционный суд.

Особенности апелляции, который нужно учесть

Пересмотр дела в апелляции имеет свои нюансы:

  • обвиняемый не обязан присутствовать в зале суда во время заседания. Исключением является его личная просьба в тексте жалобы;
  • необязательной является и присутствие свидетелей и экспертов. Они вызываются судом по ходатайству;
  • для принятия апелляцией доказательств, которые раньше не были исследованы первой инстанцией, обвиняемый должен обосновать причины невозможности их получения.

Жалоба будет рассмотрена апелляционным судом в течение 30 дней после её получения.

Какое решение может принять апелляционный суд?

Он имеет право оставить приговор в силе, произвести его отмену или изменение, а также возвратить на новое рассмотрение.

Для отмены или изменения приговора судом должны быть подтверждены нарушения:

  • несоответствие выводов районного суда фактическим доказательствам и обстоятельствам по делу;
  • серьёзное несоблюдение уголовно-процессуальных норм;
  • неправильное применение норм УК РФ;
  • несправедливость приговора по отношению к характеру и обстоятельствам преступления;
  • недоказанность обязательных признаков состава преступления.

С обвиняемого будут сняты все обвинения, если апелляционный суд отменит приговор.

При изменении приговора, в решении по нему будет обозначен точный размер или вид санкции. Приговор станет действительным сразу после оглашения.

Обжалование приговора по уголовным делам о наркотиках адвокатом по ст 228

  • Ввиду нарушения уголовно-процессуального и уголовного закона. 1.1. При постановлении приговора, судом не учтено, что органами расследования нарушена процедура уголовного преследования и не выполнены требования уголовного закона при принятии решения о возбуждении уголовного дела

    Как усматривается из материалов уголовного дела, органами расследования и судом не учтены прямо предусмотренные уголовным законом обстоятельства, исключающие уголовную ответственность Мельникова Д.И. и, соответственно, исключающие возможность уголовного преследования Мельникова Д.И. с привлечением последнего в качестве обвиняемого и вынесения в отношении него обвинительного приговора.

    Следователем и судом не принято во внимание, что основное доказательство обвинения – наркотическое средство — получено с нарушением установленного законом порядка собирания доказательств. Это исключало возможность использования незаконно изъятого наркотического средства в качестве доказательства по уголовному делу о незаконном обороте наркотиков.

    Исходя из задач и целей доказывания при получении доказательств, собираемых органами предварительного расследования, в суд должны были быть предоставлены материалы уголовного дела, подтверждающие законность и обоснованность начала уголовно-процессуальной деятельности по пресечению незаконного оборота наркотических средств, в том числе, подтверждающие законность и обоснованность возбуждения такого уголовного дела, чтобы исключить привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновных граждан или граждан, уголовное преследование которых невозможно в силу законодательных запретов и ограничений.

    Как усматривается из материалов данного уголовного дела, оно было возбуждено по факту обнаружения и изъятия оперативными сотрудниками госнаркоконтроля у Мельникова Д.И. наркотического средства – героина, — о чем оперативными сотрудниками был составлен соответствующий акт досмотра и изъятия (том 1 л.д.7).

    Этот акт был исследован в судебном заседании как «иной документ» (протокол судебного заседания стр.17).

    В приговоре суд сослался на этот акт досмотра и изъятия, как на доказательство виновности Мельникова Д.И. в совершении приготовления к сбыту наркотического средства в особо крупном размере (приговор стр.3).

    Однако эти выводы суда ошибочны. Суд в приговоре дал неправильную юридическую оценку действиям оперативных сотрудников при составлении ими указанного акта. Сам по себе этот акт не может подтверждать виновность Мельникова Д.И.

    Напротив, акт досмотра и изъятия указывает на наличие обстоятельств, исключающих уголовную ответственность Мельникова Д.И.

    , но, не получивших надлежащей правовой оценки ни на досудебной стадии производства по уголовному делу, ни в суде первой инстанции.

    Эти обстоятельства, установленные законом, как исключающие возможность привлечения к уголовной ответственности по ст.

    228 УК РФ, не зависят от усмотрения должностных лиц, так как они императивно выражены законодателем в примечании 1 к статье 228 УК РФ, где прямо указано, что лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно сдавшее наркотические средства… и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств… освобождается от уголовной ответственности за данное преступление. Не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств… изъятие указанных средств… при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

    Все эти предусмотренные уголовным законом юридические факты присутствовали, что обязывало следователя и судью руководствоваться примечанием 1 к ст.228 УК РФ.

    Настоящее уголовное дело было возбуждено 19.07.07 г следователем 4-го отдела Следственной службы Управления ФСНК РФ по г. Москве Матвеевой О.А. по признакам преступления, предусмотренного ч.2, ст.228 УК РФ (том 1 л.д.1).

    Принимая процессуальное решение о возбуждении уголовного дела, следователь руководствовался материалами оперативно-розыскной деятельности, представленными органом дознания с сопроводительным письмом и на основании постановления о передаче материалов ОРМ в следственный отдел (том 1 л.д.3-4).

    Читайте также:  Не подписан акт сдачи выполненных работ

    Однако, возбуждая уголовное дело по ст.228 УК РФ, следователь не учел примечание 1 к статье 228 УК РФ и не проверил выполнение оперативными сотрудниками этого положения уголовного закона.

    Соответственно, суд первой инстанции тоже этого не проверил и не дал никакой оценки этим действиям и решениям оперативных сотрудников и следователя, не выяснив, как невыполнение этого требования уголовного закона могло или не могло повлиять на возможность принятия решения о возбуждении уголовного дела, что, в свою очередь, повлияло на законность и обоснованность обжалуемого приговора.

    Поскольку на основе полученной оперативной информации, оперативными сотрудниками госнаркоконтроля на основании постановления (том 1, л.д.6) проводились в отношении Мельникова Д.И.

    лишь непроцессуальные проверочные действия в форме оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение», которое не являлось ни задержанием, ни иным следственным действием по обнаружению и изъятию наркотических средств, то, оперативные сотрудники обязаны были не только представиться, что они сотрудники госнаркоконтроля, но, также разъяснить Мельникову Д.И.

    его права, обязанность и ответственность в связи с проводимой в отношении него (Мельникова) проверки, а именно – проверки возможной причастности Мельникова Д.И. к незаконному обороту наркотиков.

    Следователь должен знать, что в силу определенного в ст.89 УПК РФ условия, материалы оперативно-розыскной деятельности должны отвечать требованиям УПК РФ, в том числе, предусмотренным в ст.ст.

    11,16 УПК РФ, устанавливающим обязанность должностных лиц не только разъяснять гражданам их права и ответственность, но, принимать меры к обеспечению реализации гражданами своих прав без каких либо не основанных на законе ограничений.

    Поэтому при допросе оперативных сотрудников следователь обязан был выяснить, разъясняли ли они (оперативные сотрудники) Мельникову Д.И. его права, вытекающие из примечания 1 к ст.

    228 УК РФ, а если не разъясняли, то, почему. Если же разъясняли, то, почему эти их действия не отражены в акте досмотра и изъятия. Ничего этого нет в протоколах допросов оперативных сотрудников Маслова И.Ю.

    и Афанасенкова А.В.

    Следователь обязан был выяснить во время допроса Мельникова Д.И., спрашивали ли его (Мельникова) оперативники по поводу того, желает ли он (Мельников) воспользоваться своим правом добровольной выдачи наркотического средства?

    Такие действия оперативников должны были быть отражены в составленном ими протоколе и заверены подписями лиц, принимавших участие в оформлении указанного акта. В противном случае следователь должен был признать незаконность действий оперативных сотрудников и незаконность составленного ими акта досмотра и изъятия.

    Как видно из самого акта досмотра и изъятия (том 1 л.д.7), и на это не мог не обратить внимания следователь и затем суд первой инстанции при исследовании этого акта оперативного мероприятия, оперативные сотрудники не разъяснили Мельникову Д.И. ни содержание примечания к ст.

    228 УК РФ, ни порядок осуществления этого права, ни правовые последствия отказа от добровольной выдачи наркотиков или согласия их добровольно выдать. В связи с чем, Мельников Д.И.

    не смог в полном объеме воспользоваться принадлежащими ему (Мельникову) правами, гарантированными уголовным законом в примечании 1 к статье 228 УК РФ.

    Поэтому суд должен был исходить из того, что в сфере оперативно-розыскной деятельности именно на оперативные органы возложена обязанность разъяснить гражданам их права и обеспечить возможность реализовать свои законные права и интересы (статьи 3, 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»). Оперативные сотрудники этой своей обязанности не выполнили, права и ответственность Мельникову Д.И. согласно примечанию 1 к статье 228 УК РФ не разъяснили и не предложили воспользоваться правом добровольно выдать наркотики с последующим освобождением от уголовной ответственности.

    Тем самым оперативные сотрудники нарушили процедуру уголовного судопроизводства, не исполнив обязательные предписания уголовного закона, незаконно изъяли у Мельникова Д.И.

    наркотическое средство, лишив последнего возможности добровольно его выдать, после чего у сотрудников госнаркоконтроля отсутствовали бы правовые основания для дальнейшего проведения в отношении Мельникова Д.И.

    оперативно-розыскного мероприятия.

    То, что оперативные сотрудники представились Мельникову Д.И., а затем сразу произвели его (Мельникова) досмотр, подтверждается кроме вышеуказанного акта также справкой о результатах проведения ОРМ «наблюдение» (том 1, л.д.8), в которой тоже не зафиксированы действия оперативников по применению положений примечания 1 к статье 228 УК РФ.

    Данная справка также была исследована в судебном заседании (протокол судебного заседания, стр.13, низ).

    В приговоре суд сослался на эту справку, как на доказательство виновности Мельникова Д.И. (приговор, стр.4, верх), хотя эта справка не содержит в себе никаких сведений о том, что оперативные сотрудники разъясняли Мельникову Д.И. положения примечания 1 к статье 228 УК РФ и предоставили возможность добровольно выдать наркотик.

    Нарушение оперативными сотрудниками процедуры уголовного судопроизводства на досудебной стадии производства по уголовному делу ставит под неустранимое сомнение, во-первых, законность получения основного доказательства по таким уголовным делам – изъятого наркотического средства – факт наличия которого у Мельникова Д.И.

    подтверждается только вышеуказанным актом. Во-вторых, судом первой инстанции не устранено сомнение в законности и обоснованности решения следователя о возбуждении уголовного дела, поскольку вышеизложенные обстоятельства не были проверены в судебном заседании и не были оценены в приговоре.

    Такой приговор не может быть признан законным и обоснованным.

     

    1.2. Следователем и судом не учтены иные обстоятельства, свидетельствующие о незаконности получения доказательств В силу ч.3, ст.7 и ч.1, ст.

    75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением установленного УПК РФ порядка их собирания (получения, представления), не могут быть положены в основу обвинения. Обязанность проверки и оценки доказательств по правилам, установленным в ст.ст.

    87, 88 УПК РФ, возложена на органы расследования и суд, которые излагают свои выводы в процессуальных решениях.

    В материалах настоящего уголовного дела отсутствуют какие-либо сведения о том, что следователь и суд проверяли допустимость и достоверность доказательств обвинения, на которых основан обвинительный приговор. Более того, вызывают сомнение некоторые доказательства, полученные следователем.

    а) заключение эксперта Основным доказательством по уголовным делам о незаконном обороте наркотиков является заключение химической экспертизы.

    По данному уголовному делу такая экспертиза была проведена (том 1, л.д.56-58).

    Заключение эксперта не имеет преимуществ перед другими доказательствами и может быть признано доказательством только в том случае, если отсутствуют разумные сомнения в достоверности этого доказательства.

    Заключение эксперта исследовано в судебном заседании (протокол судебного заседания, стр.13, низ).

    По рассматриваемому уголовному делу следователь и затем суд первой инстанции не учли, что это заключение эксперта имеет существенные противоречия по сравнению с имеющимся в материалах дела заключением специалиста № И-1/1172 от 19.07.07 г (том 1, л.д.11), на которое суд тоже ссылается в приговоре как на доказательство (приговор, стр.4, 3-й абзац, сверху).

    Так, во вводной части своего заключения эксперт указывает, что на судебную экспертизу поступил конверт с объектом.

    Далее на первой странице экспертного заключения, в пункте «внешний осмотр» эксперт указывает, что объект поступил на экспертизу в стандартном почтовом конверте.

    На 2 странице своего заключения (верх) эксперт описывает результаты внешнего осмотра конверта и указывает, что клапаны конверта заклеены и опечатаны отрезком бумаги белого цвета с оттиском круглой печати… и двумя неразборчивыми подписями (см. фото 2).

    Однако на фото 2 на фоне оттиска печати отчетливо видны, во-первых, …три подписи (две слева и одна справа относительно оттиска печати), а не две, как указывает эксперт.

    Почему данное экспертом описание конверта отличается от фотографии того же конверта можно было выяснить только посредством допроса эксперта в судебном заседании, однако, эксперт в суде не был допрошен. Из-за чего непонятно, тот ли конверт описывал эксперт, который изображен на фотографии, прилагаемой к заключению эксперта.

    Во-вторых, две подписи слева визуально отличаются от подписей лиц, подписавших акт досмотра и изъятия (том 1, л.д.7), а подпись справа от печати выполнена вообще неизвестным лицом, подпись которого отсутствует в акте досмотра и изъятия.

    Поскольку в суде первой инстанции вещественное доказательство не было исследовано, а указанное фото не предъявлялось ни оперативным сотрудникам, ни понятым для выяснения хотя бы принадлежности подписей на конверте, то, вышеизложенные противоречия можно устранить только при новом рассмотрении данного уголовного дела с выяснением того, кому принадлежат подписи на конверте, в котором было упаковано изъятое у Мельникова Д.И. наркотическое средство.

    Здесь же на 2 странице своего заключения (верх) эксперт следующим образом описывает объект исследования: в конверте находятся… пакет из бесцветного полимерного материала с застежкой типа «салазки»… фрагмент полимерного материала белого цвета, отрезок нити белого цвета.

    Читайте также:  Организация парковки на придомовой территории

    Однако специалист, который исследовал данный объект до эксперта, дает совершенно иное описание упаковки, в которой должен был находиться объект исследований: в конверте находится сверток из фрагмента полимерного материала белого цвета со следами термического воздействия (оплавления). Сверток перевязан фрагментом нити белого цвета (том 1, л.д.11).

    Из простого сопоставления и сравнения этих описаний мы делаем следующие выводы: специалист вскрыл и исследовал закрытый путем оплавления некий сверток белого цвета.

    А к эксперту попал лишь фрагмент первоначального свертка из материала белого цвета.

    Само наркотическое средство находилось уже в другой упаковке в виде пакетика из бесцветного материала, закрывающемся не путем термического запаивания (оплавления) как первоначальный сверток, а на застежку по типу «салазки».

    Мы совершенно исключаем то, что специалист не указал на застежку «типа салазки», если бы таковая имелась бы на упаковке (свертке, пакетике).

    Когда и от кого поступил этот конверт с наркотиком, эксперт не указывает. При этом непонятно, почему такая простейшая экспертиза проводилась целую неделю с 23 по 30 июля.

    По тексту заключения эксперта не указано, что при проведении экспертизы имели место перерывы в проведении восьмидневных исследований. Единственное объяснение вышеизложенному – то, что наркотическое средство было передано эксперту не с постановлением следователя, а …отдельно, 30.07.

    07 г неизвестным лицом, что недопустимо. Либо эксперт утерял полученный пакетик со всем его содержимым, не мог его найти и через неделю заменил утраченное на другое аналогичное вещество.

    Это подтверждается тем, что если посмотреть на фотографии свертка, сделанные специалистом и фотографии пакетика, сделанные экспертом, то, сверток и пакетик на фотографиях явно различаются и по виду и по размеру.

    При этом по смыслу сопроводительного письма начальника 4-го отдела Следственной службы УФСНК РФ по городу Москве Тюсиной Л.С. указанный конверт с наркотическим веществом был направлен эксперту19.07.07 г (том 1, л.д.53).

    Кроме того, специалист указывает, что на конверте имеется текст: на лицевой стороне конверта имеется рукописный текст «в конверте находится вещество… Однако согласно акта досмотра и изъятия никаких записей на конверте никто не делал. Когда появился этот текст и кем выполнен, судом не выяснено. При этом ни в своих объяснениях, ни в протоколах допроса никто не говорит о такой записи на конверте.

    Допрошенным в судебном заседании оперативным сотрудникам и «представителям общественности» текст на конверте не предъявлялся и суд не выяснял, им ли принадлежит указанный экспертом текст на лицевой стороне конверта, а также, был ли этот текст нанесен в момент первого опечатывания конверта или позднее. К следователю конверт поступил уже с нанесенным на лицевой стороне конверта текстом.

    Совершенно непонятно и следующее. Следователь производил осмотр конверта 07.08.07 г, о чем был составлен протокол осмотра предметов (том 1, л.д.63).

    Однако следователь дает описание конверта, существенно отличающееся от описаний, сделанных как экспертом, так и специалистом.

    Так, следователь указывает, что конверт опечатан печатью № 25, в то время, как специалист и эксперт указывают на печать № 24.

    Следователь также описывает, что боковая сторона конверта заклеена отрезком бумаги с оттиском штампа специалиста, выполнившего первичное исследование изъятого наркотического средства (том 1, л.д.11).

    Однако далее следователь указывает, что на верхней стороне конверта имеется срез, заклеенный отрезком бумаги белого цвета с оттиском штампа 1 отдела экспертно-криминалистической службы и рукописной пометкой выполненной красителем синего цвета Э-1/990-07 от 27.07.2007 г.

  • Адвокат добился прекращения уголовного дела и применения судебного штрафа по статье о наркотиках

    5 октября Лефортовский районный суд г. Москвы прекратил уголовное дело в отношении Ч., назначив ему по ходатайству стороны защиты судебный штраф (постановление имеется у «АГ»).

    4 августа в 00 ч. 5 мин. сотрудники уголовного розыска УНК ГУ МВД России задержали находящегося в наркотическом опьянении Ч. В ходе личного досмотра у него было обнаружено вещество массой не менее 0,59 г в значительном размере, содержащее в составе наркотическое средство – мефедрон. В дальнейшем мужчине было предъявлено обвинение в совершении преступления по ч. 1 ст. 228 УК.

    В ходе судебного разбирательства адвокат АБ «Мусаев и партнеры» Игорь Зубер, защищающий подсудимого, заявил ходатайство о прекращении уголовного дела и назначении Ч. меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Подсудимый ходатайство поддержал.

    Он пояснил, что вину признает в полном объеме, в содеянном раскаивается, занимается благотворительностью, работает, согласен с прекращением уголовного дела по нереабилитирующему основанию с назначением судебного штрафа, правовые последствия прекращения уголовного дела и неуплаты судебного штрафа ему разъяснены и понятны.

    Государственный обвинитель возражал против удовлетворения заявленного ходатайства.

    Выслушав мнение участников уголовного процесса, суд отметил, что согласно положениям ст. 76.

    2 УК лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред. Исходя из положений ст. 76.

    2 УК – освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа возможно при наличии указанных в ней условий: лицо впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести, возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.

    Суд заметил, что Ч. обвиняется в совершении преступления, относящегося к категории небольшой тяжести, ранее не судим, положительно характеризуется, имеет награды и грамоты, работает, занимается благотворительностью, в связи с чем каких-либо препятствий для прекращения уголовного дела на основании ст. 25.1 УПК не имеется. Он пришел к выводу, что ходатайство защитника подлежит удовлетворению.

    Таким образом, суд прекратил уголовное дело и назначил Ч. судебный штраф в размере 17 тыс. руб.

    В комментарии «АГ» Игорь Зубер рассказал, что в ходе предварительного расследования дознаватель дважды отказывал в удовлетворении ходатайства о применении положений ст. 76.2 УК, в судебном заседании возражал и прокурор, однако суд услышал сторону защиты и освободил доверителя от уголовной ответственности.

    «Ходатайство было мотивировано тем, что законодательство не содержит запрета на применение положений ст. 76.

    2 УК в тех случаях, когда диспозиция соответствующей статьи УК не предусматривает причинение ущерба или иного вреда в качестве обязательного признака состава преступления либо когда в результате совершения преступления ущерб (вред) фактически не причинен.

    В противном случае лица, обвиняемые в преступлениях, имеющих такую же степень общественной опасности, находились бы в неравном положении относительно возможности освобождения от уголовной ответственности.

    Кроме того, мы представили доказательства, свидетельствующие о том, что мой доверитель занимается благотворительностью, тем самым загладил вред, даже если он и был гипотетически, перед обществом и государством», – отметил Игорь Зубер.

    Адвокат КА «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых, анализируя постановление суда, указал, что судебные штрафы по уголовным делам о преступлениях по ч. 1 ст. 228 УК хотя и не часто, но стали применять как минимум с прошлого года.

    «В тех решениях, которые мне встречались, сторона защиты предоставляла суду сведения о том, что подсудимый произвел те или иные пожертвования – в детский сад или иное социальное учреждение.

    Это же правило касалось и иных категорий уголовных дел о преступлениях небольшой или средней тяжести, где никакого конкретного вреда не возникало, а значит, его целевым образом нельзя было возместить», – отметил он.

    Эксперт добавил, что изначально суды, а до сих пор и прокуроры, усматривали проблему применения судебного штрафа по преступлениям формального характера в том, что ст. 76.

    2 УК содержит условие о возмещении ущерба или о том, чтобы вред, причиненный преступлением, был заглажен иным образом.

    «В связи с этим, обвиняемые по уголовным делам, где не возникает ни конкретного вреда, ни ущерба, оказывались как бы в худшем положении по сравнению с обвиняемыми по тем же категориям преступлений, при совершении которых вред и ущерб вполне конкретны», – пояснил Константин Кузьминых.

    Он указал, что сейчас судебная практика более-менее эту проблему разрешила, и данное постановление является очередным свидетельством этого: «Хотя, справедливости ради, нельзя не напомнить, что статью 76.2 УК РФ наши суды все еще применяют сравнительно редко».

    Адвокат АП г. Москвы Марина Радзиевская отметила, что уголовный закон с введением ст. 76.2 и 25.1 УПК стал более гуманным. «Правосудие и правоохранители дают шанс тем, кто совершил преступление впервые. Так, категория преступления должна быть не выше средней и обвиняемый должен возместить ущерб или иным способом загладить вред от преступления.

    Разъяснения по этому поводу были даны Пленумом Верховного Суда в Постановлении от 27 июня 2013 г. № 19 “О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности”. Так как состав преступления ч. 1 ст.

    228 УК не предусматривает стоимостной оценки нанесенного ущерба и возмещения вреда потерпевшему, то нет строгого разъяснения Пленума ВС на этот счет. Поэтому действия по заглаживанию вреда могут быть совершены в пользу общественных или государственных организаций, медицинских учреждений, детских домов, благотворительных фондов.

    Читайте также:  Расторжение договора с председателем ТСЖ

    В данном случае получается, что государство и налогоплательщики не тратят деньги на содержание виновного в случае, если постановление о прекращении уголовного дела не будет отменено. Он как бы выкупает свободу», – указала она.

    Марина Радзиевская отметила, что ходатайство о прекращении уголовного дела адвокат и обвиняемый подают следователю, который в течение трех суток согласно ст. 121 УПК должен вынести постановление об удовлетворении данного ходатайства или отказе в нем. Следователь должен получить согласие руководителя, а дознаватель – прокурора.

    После этого дело направляется в суд для принятия постановления. «На данном этапе для меня как защитника и гражданина важно, чтобы не усматривалось коррупционной составляющей.

    Я думаю, что эта мысль приходит любому правоприменителю и сотруднику правоохранительных органов, которые также опасаются, что их могут безосновательно обвинить во взяточничестве», – полагает адвокат.

    Эксперт считает, что если штраф применяется по ст. 228 УК, то необходимо установить, нуждается ли обвиняемый в лечении от наркозависимости. «Именно профилактика таких преступлений – лечение наркозависимых, алкозависимых и игроманов – приведет к тому, что количество преступлений будет снижаться, а общество – здороветь», – резюмировала Марина Радзиевская.

    Судебная практика по ч 2 ст 228 УК РФ

    Приговор взят с сайта судаИменем Российской Федерацииг. Москва                                                                                            дата 2015 годаЛефортовский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Галимовой А.Г., при секретаре Ганиной Т.А.

    ,с участием государственного обвинителя – старшего помощника Лефортовского межрайонного прокурора г. Москвы Голицына Д.Т.,подсудимого ФИО1,

    защитника — адвоката Кудряшова К.А., представившего удостоверение № от ДД.ММ.ГГГГ и ордер № от ДД.ММ.

    ГГГГ, выданный Коллегией адвокатов Москвы «*»,

    рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке материалы уголовного дела в отношении:ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца , , зарегистрированного по адресу: , ранее не судимого,обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ,ФИО1 виновен в совершении незаконного хранения, без цели сбыта, наркотического средства в крупном размере.

    Так он (ФИО1), в неустановленном месте, в неустановленное время, при неустановленных обстоятельствах, у неустановленного лица, незаконно, без цели сбыта, для личного употребления, в период времени предшествующий 02 часам 00 минутам 08 марта 2015 года, незаконно приобрела вещество растительного происхождения общей массой не менее 0,4 грамма, содержащее, согласно заключению химической экспертизы, в своем составе наркотическое средство – производное N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамида, то есть в крупном размере, которое он (ФИО1) незаконно, без цели сбыта, для личного употребления, хранил при себе, вплоть до 02 часов 00 минут 08 марта 2015 года, когда находясь в состоянии наркотического опьянения, по адресу: гор. Москва, Красноказарменная набережная, д. 1, был задержан сотрудниками полиции, после чего доставлен в ОМВД России по району Лефортово г. Москвы по адресу: г. Москва, ул. Самокатная, д. 3/8, стр. 3, где в ходе его (ФИО1) личного досмотра, вышеуказанное вещество растительного происхождения, содержащее, согласно заключению химической экспертизы, в своем составе наркотическое средство – производное N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамида, общей массой 0,4 грамма, то есть в крупном размере, было обнаружено и изъято сотрудниками полиции в присутствии понятых из незаконного оборота.Подсудимый ФИО1 виновным себя в совершении незаконного хранения, без цели сбыта, наркотического средства в крупном размере, при вышеизложенных обстоятельствах признал. ФИО1 показал, что обвинение ему понятно, он с ним согласен и поддерживает свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, данное ходатайство заявлено им добровольно и после консультации с защитником, он осознает последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства.Поскольку ФИО1 обвиняется в совершении преступления, наказание за которое не превышает десяти лет лишения свободы, осознает характер и последствия заявленного им после консультации с защитником ходатайства, учитывая мнение государственного обвинителя, не возражавшего против рассмотрения данного уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, суд, проверив и исследовав материалы дела, пришел к выводу, что обвинение, с которым согласен подсудимый ФИО1 обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, а поэтому считает возможным постановить приговор без проведения судебного разбирательства.Действия ФИО1 суд квалифицирует по ч. 2 ст. 228 УК РФ, как незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства, которое согласно заключению эксперта, содержит в своем составе наркотическое средство – производное N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамида, общей массой 0,4 г., что согласно Постановлению Правительства РФ № 1002 от 01 октября 2012 года «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для статей 228, 228-1, 229 и 229-1 УК РФ» (в редакции Постановления Правительства РФ от 25.10.2014 N 1102 ), является крупным размером.Согласно заключению амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ, ФИО1 не страдает в настоящее время и не страдал в момент инкриминируемого ему деяния каким-либо хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики, которое лишало бы его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Клинических признаков синдрома зависимости от алкоголя и наркотических веществ при настоящем исследовании у ФИО1 не выявлено. По своему психическому состоянию ФИО1 может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать о них показания, участвовать в следственно-судебных действиях. ФИО1 не нуждается в применении в отношении него принудительных мер медицинского характера, предусмотренных ст. 97 УК РФ и прохождении лечения от наркомании, медицинской и социальной реабилитации в порядке, установленном ст. 72.1 УК РФ (л.д. 119-121).Суд находит выводы экспертной комиссии обоснованными, так как они основаны на материалах дела и непосредственном исследовании личности подсудимого ФИО1При назначении наказания суд учитывает характер, степень общественной опасности, конкретные обстоятельства содеянного, данные о личности подсудимого, который ранее не судим, на учете ПНД не состоит, .ФИО1 данные о личности, что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено.

    С учетом конкретных обстоятельств дела, данных о личности подсудимого, его отношения к содеянному, суд назначает наказание в виде лишения свободы с учетом требований ст. 316 УПК РФ, однако, учитывая влияние назначаемого наказания на исправление подсудимого и условия жизни его семьи, а также отсутствие по делу отягчающих обстоятельств, приходит к выводу о возможности исправления ФИО1 без реального отбывания наказания, постановляя считать назначенное наказание условным в соответствии со ст. 73 УК РФ.

    Суд также разрешает судьбу вещественных доказательств.На основании изложенного, руководствуясь ст. 316 УПК РФ, судПризнать ФИО1 виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 03 (три) года.На основании ст.

    73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком в течение 04 (четырех) лет.

    Возложить на ФИО1 обязанности в течение испытательного срока не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, являться для регистрации с периодичностью, установленной данным органом.

    Меру пресечения ФИО1 оставить прежней – подписку о невыезде и надлежащем поведении, до вступления приговора в законную силу, после чего отменить.

    Вещественное доказательство:- наркотическое средство, содержащее в своем составе наркотическое средство – производное N-(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-пентил-1Н-индазол-3-карбоксамида, массой 0,2 г. (вес после исследования), – находящееся в камере хранения вещественных доказательств ОМВД России по району Лефортово г.

    Москвы, — уничтожить,- две курительные трубки, изъятые у ФИО1, — находящиеся в камере хранения вещественных доказательств ОМВД России по району Лефортово г. Москвы, — уничтожить.Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, с соблюдением требований ст. 317 УПК РФ. В случае подачи апелляционной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

    Судья А.Г. Галимова

    Практика адвоката по 228 статье УК РФ — здесь

    Судебная практика по ч 2 ст 228 УК РФ — Приговор суда: условное наказание за наркотики в крупном размере «в первый раз».

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *