Отказ судьи в выдаче копий документов

По нашему мнению, отказ в выдаче копий таких документов (приговора и апелляционного определения) по количеству потерпевших является незаконным.

В то же время поясняем следующее.

В соответствии с п. 13 ч. 2 ст.

42 Уголовно-процессуального кодекса РФ потерпевший вправе, в частности, получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела, о признании его потерпевшим, об отказе в избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, о прекращении уголовного дела, о приостановлении производства по уголовному делу, о направлении уголовного дела по подсудности, о назначении предварительного слушания, судебного заседания, получать копии приговора суда первой инстанции, решений судов апелляционной и кассационной инстанций. Потерпевший по ходатайству вправе получать копии иных процессуальных документов, затрагивающих его интересы.

Согласно ст. 312 УПК РФ в течение пяти суток со дня провозглашения приговора его копии вручаются осужденному или оправданному, его защитнику и обвинителю. В тот же срок копии приговора могут быть вручены потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям при наличии ходатайства указанных лиц.

Кроме этого, в соответствии с п. 10.6 Инструкции по судебному делопроизводству в верховных судах республик, краевых и областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов, утвержденной приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 15.12.

2004 № 161, копия приговора вручается осужденному, оправданному, его защитнику и обвинителю не позднее пяти суток после провозглашения приговора. В тот же срок копии приговора могут быть вручены потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям при наличии ходатайства указанных лиц (ст. 312 УПК РФ).

Потерпевший по ходатайству вправе получать копии иных процессуальных документов, затрагивающих его интересы.

Идентичное положение содержится в п. 7.1 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29.04.

2003 № 36: «Осужденному (оправданному), его защитнику и обвинителю в течение пяти суток со дня провозглашения приговора вручается его копия.

В тот же срок копии приговоров могут быть вручены потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, их представителям – при наличии ходатайства».

Таким образом, закон предусматривает обязанность судьи вручить копию приговора не только осужденному или оправданному, но и некоторым иным участникам, в частности, имеющим право апелляционного (кассационного) обжалования. Следовательно, законный представитель потерпевшего также может ходатайствовать о получении копии приговора, так как является субъектом права на обжалование приговора.

В то же время обращаем ваше внимание, что обязанность вручить копию приговора потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также представителям указанных лиц появляется у судьи только в случае заявления ходатайства одним из этих лиц.

При этом словосочетание «могут быть вручены», содержащееся в ст. 312 УПК РФ, относится не к самой возможности представления копии приговора, а к его сроку.

Так, в указанном случае пятидневный срок на получение копии документа начинает истекать не со дня провозглашения приговора, а со дня поступления ходатайства.

По получении ходатайства судья обязан не позднее пяти суток вручить копию приговора заявившему ходатайство потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, представителю.

Таким образом, исходя из буквального толкования ст. 312 УПК РФ, следует сделать вывод, что для получения копии приговора (апелляционного определения) каждый потерпевший должен обратиться с таким ходатайством.

Законный представитель потерпевших («к кассационной жалобе от 80 потерпевших, которых вы представляете») не вправе получить 80 копий документов за всех.

Кроме этого, как было пояснено судом, в этом нет необходимости («необходимо и достаточно приложить по одной копии приговора и апелляционного определения»).

Вместе с тем следует иметь в виду, что в соответствии с п. 12.

7 Приказа Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде повторная выдача копий судебных актов (решений, определений, приговоров, постановлений, судебных приказов) осуществляется по письменному мотивированному заявлению лица в установленном председателем суда порядке.

Иные, не установленные указанной инструкцией, правила ознакомления с материалами судебного дела, выдачи подлинных документов, заверенных копий материалов дела, письменных справок, копий судебных актов, вступивших в законную силу, определяются председателем суда.

Кроме этого, ранее в соответствии с пп. 10 п. 1 ст. 333.

19 Налогового кодекса РФ при подаче заявления о повторной выдаче копий решений, приговоров, судебных приказов, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, копий других документов из дела, выдаваемых судом, а также при подаче заявления о выдаче дубликатов исполнительных документов уплачивалась государственная пошлина – 4 руб. за одну страницу документа, но не менее 40 руб. Однако с 1 января 2013 г. вступили в действия изменения в Налоговый кодекс РФ (Федеральный закон от 27.12.2009 № 374-ФЗ), в соответствии с которыми госпошлина за повторную выдачу копий таких документов не уплачивается.

Копии вместо оригиналов: как их оценит суд в процессе — новости Право.ру

В определениях о назначении предварительного слушания часто предписывают «предоставить оригиналы документов суду на обозрение», но на практике об этом обычно не вспоминают, делится партнер Allen&Overy Игорь Горчаков.

По его словам, суды требуют оригинал документа только тогда, когда одна из сторон ставит подлинность копии под сомнение. Но может случиться так, что участник процесса потерял оригинал. В этом случае шансы, что суд примет копию как доказательство, серьезно уменьшаются, говорит Горчаков.

Но побороться можно: ничто не мешает обосновывать подлинность документа. «А дальше – это усмотрение суда. Многое зависит от материалов дела», – констатирует юрист.

А был ли договор

Эти тезисы иллюстрирует дело № А57-14986/2017, в котором Андрей Микишев требовал возврата долга у ООО «Апрель» 379 900 руб. по договору займа. Факт заключения сделки никто не оспаривал – он подтверждался платежками обеих сторон, в которых фигурировало соглашение с одними и теми же реквизитами от 2011 года.

Основной вопрос в деле был в другом – стоит ли ориентироваться на те условия займа, что были прописаны в копии договора? На этом настаивал ответчик, который и принес эту копию в суд.

Сроки возврата денег давно прошли, указывали юристы «Апреля»: согласно копии, деньги передавались до декабря 2012 года, а иск был подан в 2017-м, когда срок исковой давности давно истек.

Главный вопрос в деле: Можно ли верить копии договора, которую принес ответчик, если истец отрицает, что его подписывал, но не предъявляет копии с другим содержанием?

На вопрос, где оригиналы, ответчик показал акт об уничтожении документов, а истец сделал заявление о фальсификации договора займа. Арбитражный суд Саратовской области на это ответил, что акт не подтверждает подлинности документа.

Заявление о фальсификации суд счел необоснованным, и к тому же истец не явился в заседание, чтобы его поддержать. В итоге АС Саратовской области пришел к выводам, что сделка займа заключена, ведь деньги передавались, но договору верить нельзя.

В его отсутствие срок возврата денег не определен, а значит, надо руководствоваться ч. 1 ст. 810 ГК: заем возвращается в течение 30 дней с момента предъявления требования.

Иными словами, срок исковой давности не прошел, объяснил суд, удовлетворяя исковые требования полностью. С такой мотивировкой согласилась апелляция.

https://www.youtube.com/watch?v=AUp-Obn59f4

Иного мнения оказался Арбитражный суд Поволжского округа. Стороны обязаны предъявлять в суд оригиналы документов, но могут принести и копии, а суд должен оценить их в совокупности с другими доказательствами, напомнил АС ПО.

Когда займодавец перечислял деньги, он сослался в платежном поручении именно на тот договор, подлинность которого сейчас оспаривает истец, обратила внимание кассация. Также важно, что в деле нет других, различных по содержанию копий соглашения.

Окружной суд также перечислил доказательства, которые говорят в пользу «Апреля», но не были даже отражены в актах двух инстанций. Во-первых, гендиректор займодавца в первой инстанции сказал, что подписывал спорный договор. Во-вторых, нотариус подтвердила подлинность его доверенности.

«Суды не дали оценки этим обстоятельствам и разрешили спор без оценки доводов ответчика», – с такими замечаниями коллегия под председательством Ильсура Нагимуллина отправила дело на пересмотр в первую инстанцию.

Нижестоящие суды решили не отражать в своих решениях доводы ответчика и не давать им никакой оценки. Но это было важно для итога дела.

Доказывать содержание договора при новом рассмотрении дела не придется, уточняет адвокат ответчика Денис Шашкин. Если сторона, которая оспаривает содержание документа, не предъявляет его в другой редакции, то при доказывании достаточно установить только факт заключения, поясняет Шашкин.

Формальный подход, правила доказывания и заверение копий

Позиция двух инстанций в целом соответствует практике, потому что суды часто проявляют формальный подход, делится юрист юркомпании «Хренов и партнеры» Артем Анпилов.

В отличие от них кассация рассмотрела вопрос всесторонне, отмечает Горчаков из Allen&Overy: «Окружной суд ответил на вопрос, есть ли в деле копии договора с другим содержанием, и обратил внимание на другие доказательства подлинности спорного документа».

При новом рассмотрении дела суду предстоит непростая задача, говорит старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко.

По ее словам, материалы дела в картотеке не дают ответов на вопросы, почему кредитор так долго не требовал возврата займа, а должник уничтожил оригиналы спустя четыре года, хотя по закону о бухучете должен был хранить их не меньше 5 лет. Это важно в том аспекте, что суды обязаны принимать во внимание добросовестность и разумность поведения сторон, объясняет Улезко.

Кассация уточнила, что в деле «Апреля» в материалах нет копии договора, которая бы противоречила представленной ответчиком. Это одно из исключений, когда ссылаться на копии нельзя.

Читайте также:  Язык договора с зарубежным покупателем

Второе исключение – это возможность установить содержание первоисточника другим способом. Например, запросить копию у органа, который регистрировал договор, приводит пример Анпилов.

В иных случаях, если подлинник утрачен, ссылаться на копию можно.

Еще одна возможная проблема в подобных делах – это заверение, ведь копии для суда должны быть «надлежащим образом заверены» (п. 8 ст. 75 АПК). Но как это сделать правильно, закон ответа не дает. На практике суды принимают копии, заверенные как нотариусом, так и участником процесса, утверждает Анпилов. По его словам, они часто ссылаются на ГОСТ Р 6.

30-2003 «Унифицированные системы документации», но там критерии скорее формальные. ГОСТ не регламентирует, кто имеет право заверять документы, и не определяет юридическую силу такой копии. Ответа на последний вопрос не дает и процессуальное законодательство.

Если сторона принесет в суд нотариально заверенную копию, достаточно ли этого или по-прежнему нужен оригинал? 

Если сторона принесет в суд нотариально заверенную копию, достаточно ли этого или по-прежнему нужен оригинал?

По словам Анпилова, судебная практика на уровне Высшего арбитражного суда не считает, что такая копия достоверно подтверждает подписание спорного соглашения (Определение ВАС РФ от 13.04.2012 № ВАС-3602/12 по делу № А40-55730/10-42-470).

Вс пояснил нюансы выдачи дубликата исполнительного листа новому взыскателю

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 27 октября 2020 г. по делу № 64-КГ20-6-К9, в котором рассмотрел спор о выдаче цессионарию исполнительного листа по гражданскому делу о взыскании задолженности по кредитному договору, заключенному между цедентом и должником.

В январе 2014 г. суд взыскал с Дмитрия Плотникова свыше 197 млн руб. задолженности по кредитному договору в пользу ПАО «Сбербанк».

Спустя несколько месяцев на основании судебного решения было возбуждено исполнительное производство, в рамках которого с должника удалось взыскать 163 тыс. руб.

В дальнейшем исполнительное производство завершилось в связи с отсутствием у гражданина имущества, на которое могло быть обращено взыскание.

Впоследствии «Сбербанк» передал ООО «Мегасах» по договору уступки прав требования (цессии) кредитное досье на Дмитрия Плотникова, в котором отсутствовал подлинник исполнительного документа.

Хотя замена взыскателя была подтверждена в судебном порядке, служба судебных приставов направила исполнительный лист первоначальному взыскателю в лице банка, о чем она сообщила обществу «Мегасах».

Далее общество обратилось в суд с заявлением о выдаче дубликата исполнительного листа в рамках дела по иску банка к Дмитрию Плотникову о расторжении кредитного договора, досрочном взыскании задолженности по кредитному договору, взыскании судебных расходов.

Суд отказал в удовлетворении требования, мотивируя это тем, что срок, в течение которого исполнительный документ мог быть предъявлен к исполнению, истек 6 июля 2019 г. Как пояснила первая инстанция, заявление общества поступило спустя три дня после этой даты (т.е.

за пределами установленного трехлетнего срока предъявления исполнительного документа к исполнению), при этом в нем отсутствовала просьба о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного документа к исполнению.

Апелляция согласилась с этими выводами, но указала, что срок предъявления исполнительного документа к исполнению истек 20 апреля 2019 г. Впоследствии кассация оставила в силе решения нижестоящих судов.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд РФ общество «Мегасах» оспорило судебные акты как незаконные.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что стороны не оспаривали утрату подлинника исполнительного документа.

Высшая судебная инстанция напомнила, что в случае утраты подлинника исполнительного листа или судебного приказа (исполнительных документов) суд, принявший решение, вынесший судебный приказ, может выдать по заявлению взыскателя или судебного пристава-исполнителя дубликаты таких документов (ч. 1 ст.

430 ГПК РФ).

Заявление о выдаче дубликата исполнительного документа может быть подано в суд до истечения срока, установленного для предъявления исполнительного документа к исполнению, за исключением случаев, когда такой документ был утрачен судебным приставом-исполнителем или другим осуществляющим исполнение лицом и взыскателю стало об этом известно после истечения срока, установленного для предъявления исполнительного документа к исполнению.

В этих случаях, пояснил ВС, заявление о выдаче дубликата исполнительного документа может быть подано в суд в течение месяца со дня, когда взыскателю стало известно об утрате исполнительного документа.

В свою очередь, исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов, в отдельных случаях могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу.

Срок предъявления исполнительного документа к исполнению прерывается: предъявлением исполнительного документа к исполнению; частичным исполнением исполнительного документа должником. После перерыва течение срока предъявления исполнительного документа к исполнению возобновляется.

Истекшее до прерывания срока время не засчитывается в новый срок (ч. 2 ст. 22 Закона об исполнительном производстве).

В случае возврата исполнительного документа взыскателю в связи с невозможностью его исполнения срок предъявления исполнительного документа к исполнению исчисляется со дня такого возвращения.

При возвращении исполнительного документа взыскателю в связи с невозможностью его исполнения (в том числе частично) течение срока исполнительной давности начинается заново со дня такого возврата.

Верховный Суд также отметил, что процессуальное действие, для совершения которого установлен процессуальный срок, может быть совершено до 24 часов последнего дня срока. Если же жалоба, документы или денежные суммы были сданы в организацию почтовой связи до 24 часов последнего дня срока, срок не считается пропущенным.

Суд заметил, что, как следует из материала и судебных постановлений, заявление о выдаче дубликата исполнительного листа подано обществом через организацию почтовой связи 5 июля 2019 г. С учетом возвращения исполнительного документа взыскателю 6 июля 2016 г. и в соответствии с ч. 3 ст.

22 Закона об исполнительном производстве срок, в течение которого исполнительный документ мог быть предъявлен к исполнению, истекал 6 июля 2019 г. «При таких обстоятельствах выводы судебных инстанций о том, что трехлетний срок на подачу заявления о выдаче дубликата исполнительного листа был пропущен обществом “Мегасах” и истекал 20 апреля 2019 г.

, являются ошибочными и не основаны на законе», – заключил ВС, отменив судебные акты и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Советник юстиции РФ третьего класса, председатель правления РО МОО «Ассоциация ветеранов Службы судебных приставов» Алексей Шарон полагает, что в рассматриваемом случае Верховным Судом исправлена тривиальная ошибка.

«После изучения текстов решений нижестоящих судов можно сделать вывод, что ни один из судов не вник вроде бы в совсем несложные правила исчисления сроков на подачу заявлений о выдаче дубликата исполнительного листа.

Причем никто, кроме ВС РФ, не удосужился представить в своем решении расчет сроков, который можно было бы проверить», – отметил он.

По словам эксперта, заявление о выдаче дубликата исполнительного листа можно подать до истечения срока его предъявления для принудительного исполнения. «В этом случае, в связи с тем что исполнительное производство было окончено судебным приставом с актом о невозможности взыскания 6 июля 2016 г.

, следовательно, срок для его предъявления истекал 6 июля 2019 г. Заявитель подал заявление о выдаче дубликата исполнительного листа в последний день истечения срока – 5 июля 2019 г. Каким образом апелляционный суд пришел к выводам, что такой срок истек 20 апреля 2019 г.

, в своем судебном акте вторая инстанция не раскрывает», – подчеркнул Алексей Шарон. 

Юрист Арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Антон Грачев считает, что определение ВС развивает закрепленный в законе подход к исчислению срока на подачу заявления о выдаче дубликата исполнительного листа и ориентирует суды на более внимательное установление обстоятельств истечения указанного срока с учетом способа направления заявления о выдаче дубликата исполнительного листа. «В частности, Верховный Суд РФ указал, что при определении срока на подачу заявления о выдаче дубликата исполнительного листа необходимо принимать во внимание дату направления соответствующего заявления в суд общей юрисдикции (в случае, когда отправка производилась по почте), а не дату поступления указанного заявления в суд», – отметил он.

По словам эксперта, в судебной практике по делам о выдаче дубликата исполнительного листа ч. 3 ст.

108 ГПК РФ, на которую опирается Верховный Суд, используется довольно редко, суды нечасто обращают внимание на дату, когда заявление о выдаче дубликата исполнительного листа было фактически направлено в суд.

«Представляется, что позиция, изложенная в рассматриваемом определении ВС РФ, будет способствовать более детальному исследованию данных обстоятельств и предоставит заявителю больше возможностей для реализации своих прав по получению дубликата исполнительного листа», – резюмировал Антон Грачев.

Директор КА «Презумпция» Филипп Шишов полагает, что в рассматриваемом деле Верховный Суд РФ, разделив позицию взыскателя, сделал акцент лишь на одном доводе, а именно на норме закона о том, что процессуальный срок считается соблюденным стороной по делу при направлении процессуального документа по почте до истечения срока (5 июля 2019 г.). «При этом неважно, когда документ получен судом по почте, датой подачи документа в целях исчисления сроков считается именно дата отправки по почте», — подчеркнул он.

По мнению эксперта, после прочтения текста определения ВС РФ возникает ряд вопросов, а именно: по какой причине судебный пристав не возвращал оригинал исполнительного листа взыскателю в течение более трех лет (с момента окончания исполнительного производства 6 июля 2016 г. по 25 июня 2019 г.

)? При этом сам взыскатель полагал, что исполнительный лист утрачен и вынужден был обратиться в суд с заявлением о выдаче дубликата исполнительного листа.

Данное обстоятельство, в том числе, несвоевременное возвращение исполнительного листа взыскателю службой судебных приставов, несомненно, также должно было быть учтено при рассмотрении дела нижестоящими судами», — убежден Филипп Шишов.

Он добавил, что в комментируемом определении Верховного Суда имеется упоминание о том, что нижестоящие суды посчитали датой истечения срока 20 апреля 2019 г.

Читайте также:  Как вернуть деньги за страховку по кредиту?

, однако из текста судебного акта высшей судебной инстанции неясно, чем именно руководствовались судебные инстанции при определении этой даты, то есть исчерпывающей оценки данному обстоятельству дано не было.

«Пленум Верховного Суда в своем Постановлении о судебном решении № 23 от 19 декабря 2003 г.

дал руководящее разъяснение о том, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. Такое постановление Пленума ВС РФ безусловно применимо и к иным судебным актам, помимо решения», — подчеркнул адвокат.

Потеряли оригинал документа. Когда суду достаточно копии

Письменные доказательства нужно представлять в суд в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии (ч.8 ст.75 АПК). Подлинник нужно представлять в случаях, предусмотренных законом, а также по требованию суда (ч.9 ст.75 АПК).

Однако суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии не тождественны друг другу и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью иных доказательств (ч.

6 ст.71 АПК).

Получается, суд может принять копию только в случае, если у него не возникнет сомнений в ее подлинности, например, когда в материалах дела отсутствуют противоречащие копии документов, оппоненты не возражают относительно содержания копии.

Рассмотрим случаи, когда суд с большей долей вероятности признает копию надлежащим доказательством и не потребует оригинал.

Копия не вызывает сомнений, и нет противоречащих друг другу документов

Если толковать ч. 6 ст. 71 АПК буквально, то копия документа – надлежащее доказательство. Этот подход получил распространение в судебной практике, в том числе Верховного Суда[1], получил подход к оценке копии документа в качестве надлежащего доказательства, основанный на буквальном толковании части 6 статьи 71 АПК РФ.

Суды, принимая надлежащим образом заверенную копию документа, указывают, что если в материалы дела не поступали нетождественные копии доказательства, то представление оригинала не требуется.

В качестве дополнительного подтверждения такого подхода учитывается, что сторона не заявляла ходатайства о фальсификации доказательств в порядке статьи 161 АПК РФ.

Примеры из практики

Судебный акт Мотивировка
Постановление АС Московского округа от 13.02.2015 по делу № А40-23216/2014 Истец обратился в суд о взыскании задолженности из договора субподряда. В обоснование своей позиции взыскатель приложил копии подтверждающих документов. Суд первой инстанции иск удовлетворил. Апелляционная инстанция решение отменила, сочтя представленные копии документов ненадлежащими доказательствами. Суд кассационной инстанции указал на неправомерность такого подхода, так как истец в обоснование требований представил копии доказательств в форме надлежащим образом заверенных копий, которые ответчиком не оспорены. Каких-либо ходатайств, заявлений о фальсификации, экспертизе недостоверности доказательств, о несоответствии копий документов оригиналам документов в судах первой и апелляционной инстанций не заявлялось. Более того, суд апелляционной инстанции не требовал от истца предоставить оригиналы.
Постановление АС Уральского округа от 08.07.2016 по делу № А60-50886/2015 Суд первой инстанции удовлетворил иск о взыскании предоплаты по договору. Апелляционный суд отказал в удовлетворении требований в связи с представлением ответчиком копии товарной накладной, подтверждающей исполнение договора. Суд кассационной инстанции, оставляя без изменения постановление апелляционной инстанции, указал на то, что суд правомерно принял копию в качестве допустимого и относимого доказательства, так как копия накладной относится к спорному договору, содержит все необходимые реквизиты. Иные копии накладной, отличающиеся по своему содержанию от копии, представленной ответчиком, в материалы дела не представлены.
Постановление АС Московского округа от 29.03.2017 по делу № А41-27575/2016 Суды, отказывая в удовлетворении иска о взыскании денежных средств, исходили из того, что истец не выполнил требования, указанные в определениях суда первой инстанции о предоставлении на обозрение суда оригиналов документов в обоснование исковых требований, в связи с чем пришли к выводу о недоказанности истцом наличия задолженности. Суд кассационной инстанции отправил дело на новое рассмотрение в связи с тем, что законом не предусмотрены процессуальные последствия в виде отказа в удовлетворении иска в связи с неисполнением судебных определений. Ответчики возражений не заявляли, в судебные заседания не явились, документов, противоречащих копиям, не представили. Реальная процессуальная необходимость, обусловленная положениями закона, в истребовании у истца оригиналов документов фактически у суда отсутствовала. Соответственно, суды неправомерно оставили без удовлетворения заявленные исковые требования со ссылкой на их недоказанность исключительно ввиду наличия в материалах дела только копий документов и непредставления их оригиналов.
Постановление АС Волго-Вятского округа от 16.10.2017 по делу № А17-7540/2016 Суд кассационной инстанции указал, что отсутствие в материалах дела подлинников документов не является основанием для отмены обжалуемых судебных актов, так как представленные копии документов заверены надлежащим образом. Доказательств того, что представленные копии документов не соответствуют оригиналам документов либо имеется копия документа, содержание которой не соответствует копии, представленной истцом, ответчик не представил.

Противоположная сторона признает либо не оспаривает содержание копии

Законом предусмотрено, что в случае подтверждения стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств[2].

Такое признание возможно оформить в виде соглашения сторон, приобщаемого к материалам дела, либо занесения арбитражным судом подтверждения обстоятельств в протокол заседания, что удостоверяется подписями сторон в протоколе.

Предусмотрена также возможность одностороннего изложения признания в письменном виде.

Например, в рамках одного из дел по банкротству физического лица[3] финансовый управляющий оспаривал сделку должника по продаже земельных участков.

При этом в материалы дела не были представлены ни оригинал, ни копия указанного договора.

Однако суд установил, что договор купли-продажи действительно заключался, так как стороны подтвердили указанный факт, что было занесено в протокол судебного заседания и подтверждается соответствующими подписями сторон.

Когда суды применяют это правило, они исходят из обязательного соблюдения формальных требований.

Например, в деле № А15-3603/2015 стороны не представили кредитный договор в материалы дела, однако представитель ответчика неоднократно устно признавал подписание кредитного договора и наличие задолженности.

Суды сочли устное подтверждение заключения договора достаточным основанием для признания наличия долга у ответчика. Однако впоследствии Ответчик заявил об ошибочности первоначального заявления.

Суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты нижестоящих инстанций, указал на то, что, хотя ответчик и признал устно наличие договора, впоследствии такое заявление было отозвано, а фиксация таких заявлений в протоколе судебного заседания не была произведена. Следовательно, суды пришли к преждевременному выводу об освобождении истца от обязанности доказывания обстоятельств.

Заключение соглашения об обстоятельствах, а также занесение признания в протокол не дают гарантии, что в ходе рассмотрения дела не потребуется оригинал документа. Стороны не лишены права заявить об ошибочности своей позиции, что следует из пункта 14 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.12.

2005 № 99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации». Таким образом, суды неправомерно освободили банк от бремени доказывания факта заключения кредитного договора и получения ответчиком спорной суммы.

После такого заявления суд обязан оценить доказательства, в том числе такое заявление, по общим правилам оценки доказательств.

Анализ судебной практики показал, что данные нормы достаточно редко применяются, что логично, так как стороны, доведя спор до стадии судебного разбирательства, как правило, не намерены упрощать оппоненту процесс доказывания.

Копию документа заверил нотариус

По общему правилу не требуется доказывать обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия. Исключением из данного правила являются случаи, когда нотариальный акт был отмене либо когда подлинность такого документа опровергнута в рамках проверки заявления о фальсификации доказательств в порядке статьи 161 АПК РФ[4].

Суды, принимая нотариально заверенные копии письменных доказательств, оценивают такие копии наряду с другими доказательствами, при этом подлинность под сомнение не ставится, если стороны не заявили о фальсификации доказательства, так как нотариальное удостоверение документа означает, что оригинал тождественен копии во всех его частях. Данный подход нашел свое отражение и в судебной практике[5].

Когда суд потребует подлинник документа?

Как следует из судебной практики, истребование оригинала является правом, а не обязанностью суда[6]. При этом суд может запросить оригинал в любой ситуации, даже если не представлена нетождественная копия. Таким образом, в сфере представления доказательств существует высокая степень усмотрения суда.

Суды могут руководствоваться положениями статьи 65 АПК РФ, которая предусматривает, что каждая сторона обязана доказать обстоятельства, на которые ссылается.

В случае непредставления оригинала документа, копия которого представлена в материалы дела, суд может усомниться в достоверности данной копии, так как копия, по общему правилу, должна изготавливаться при наличии оригинала у стороны.

Что делать, если суд требует оригинал?

В случае отсутствия подлинника доказательства необходимо дать объяснения суду относительно того, почему представление оригинала невозможно[7].

В любом случае суд не может отказать в приобщении копии к материалам дела, если только такой документ явно не относится к материалам дела. Копия документа будет оцениваться по общим правилам статьи 71 АПК РФ. Отсутствие оригинала не означает, что суд обязательно критически отнесется к копии.

Читайте также:  Налоговые льготы участнику боевых действий

Для подтверждения своей позиции сторона может представить дополнительные доказательства, которые прямо или косвенно содержат необходимые сведения. Например, возможно предъявление первичных документов, платежных поручений, банковских выписок и иных.

То есть любых относимых и допустимых доказательств, которые могут в совокупности подтвердить позицию стороны. Данная позиция также нашл свое отражение в пункте 10 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2015), утвержденного Президиумом ВС РФ 25.11.2015.

Суд указал, что при непредставлении истцом письменного договора займа или его надлежащим образом заверенной копии вне зависимости от причин (в случаях утраты, признания судом недопустимым доказательством, исключения из числа доказательств и т.д.

) истец лишается возможности ссылаться в подтверждение договора займа и его условий на свидетельские показания, однако вправе приводить письменные и другие доказательства, в частности расписку заемщика или иные документы.

Примеры из практики

Судебный акт Мотивировка
Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 26.04.2017 по делу № А33-1805/2016 Суды, рассматривая спор о взыскании задолженности по тепловой энергии, установили, что у ответчика имеются основания для заявления встречных требований, которые были подтверждены копиями отчетов по учету тепловой энергии, справками о количестве потребленной тепловой энергии. Кассационная инстанция указала на то, что копии документов приняты судами правомерно, так как позиция ответчика также подтверждается совокупностью иных доказательств, в частности актами зачета однородных требований, товарными накладными и прочими документами.
Постановление АС Волго-Вятского округа от 26.09.2017 по делу № А43-13315/2016

К вопросу об истребовании доказательств у процессуального оппонента

Известно, что и гражданский, и арбитражный процесс представляют собой некую абстрактную модель, состоящую из различных состязательных механизмов.

Смысл состязательного процесса заключается в активной роли сторон и пассивной роли суда при сборе доказательств.

Иными словами, стороны действуют, стороны доказывают — доказывают те факты, на которые они ссылаются как на основание своих требований и возражений (ч.1 ст. 65 АПК РФ, ч. 1 ст. 57 ГПК РФ).

Доказывание представляет собой важный элемент познавательной деятельности. Прежде чем давать правовую квалификацию, отыскивать норму права, суду необходимо определить круг фактов, подлежащих правовой квалификации.

В теории под доказыванием может пониматься как деятельность, направленная на установление всех фактических обстоятельств с целью их дальнейшей интерпретации сквозь норму права, так и деятельность по аргументации, убеждению сторонних лиц в истинности представленных сведений. Так или иначе, смысл доказывания заключается в достижении истины посредством установления фактов. А стремление к достижению истины является одной из целей правосудия.

Оставляя за рамками наших рассуждений вопрос о том, какова судьба доказательства, истребованного судом по собственной инициативе в рамках состязательного процесса, рассмотрим следующий вопрос: может ли суд в состязательном процессе посодействовать стороне в реализации ее процессуальных прав и истребовать доказательство у ее процессуального оппонента? Т.е. помочь «добыть» доказательство в отношении тех фактов, бремя доказывания которых лежит на одной стороне, а само доказательство находится у другой стороны?

Если сопоставить положения ч. 9 ст. 66 АПК РФ и ч. 3 ст. 57 ГПК РФ, складывается впечатление, что истребовать доказательства у процессуального оппонента в арбитражном процессе можно, а в гражданском – нет.

Ведь если в первом случае штраф за непредставление суду доказательств может быть наложен на любое лицо, у которого истребуется доказательство, то во втором случае – только на лицо, которое не является участвующим в деле.

Очевидно, суд не может обязать сторону представить доказательство, если речь идет о доказывании фактов в интересах такой стороны. В этом случае суд может только предложить стороне представить доказательства.

Не возникает и больших сомнений по поводу возможности истребования доказательств от лиц, не участвующих в деле. Такие лица не имеют самостоятельного интереса в исходе дела, непредставление такими лицами доказательств по запросу суда суть акт неуважения к суду.

Интереснее обстоит дело в случае, когда доказательство истребуется от ответчика, т.е. лица, который имеет самостоятельный интерес в деле, притом прямо противоположный интересу истца, на которого законом возлагается обязанность доказать те обстоятельства, на которые он ссылается в обоснование своих требований или возражений.

Можно ли сказать, что истребование доказательств у процессуального оппонента нарушает принцип состязательности сторон?

В судебно-арбитражной практике мнения на сей счет разделились. Часть судов говорит о том, что истребование доказательств у процессуального оппонента идет вразрез с принципами равноправия и состязательности (см. выборку судебных актов п. 1-4):

1. Решение АС Костромской области от 20.03.2020 по делу № А31-15215/2019

В соответствии со ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

При этом суд обращает внимание, что в соответствии со ст. 66 АПК РФ суд не вправе истребовать доказательства у ответчика , поскольку предоставление документов является правом, а не обязанностью стороны по делу (ст. 41 АПК РФ).

2. Решение АС Самарской области от 12.03.2020 по делу № А55-35223/2019

В силу ч. 2 ст. 7 АПК РФ, суд обеспечивает равную судебную защиту прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле. Согласно ч. 2 ст.

 8 АПК РФ стороны пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств , участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду своих доводов и объяснений, осуществление иных процессуальных прав и обязанностей, предусмотренных Кодексом.

В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 9 АПК РФ суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон. Судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности.

Лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства.

Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств .

Заявляя ходатайство об истребовании доказательств у ответчика , истец фактически возлагает на ответчика обязанность доказывания собственных исковых требований, что противоречит принципу состязательности сторон, установленного ст. 9 АПК РФ.

На основании изложенного, суд считает необходимым отказать в удовлетворении ходатайства истца об истребовании доказательств.

3. Решение АС Республики Коми от 17.02.2020 по делу № А29-16738/2019

Правовой механизм, предусмотренный в статье 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не применяетсяв отношении сторон (суд не вправе истребовать доказательства у истца и ответчика , в том числе и под угрозой применения штрафа) — в противном случае был бы нарушен принцип состязательности. Предоставление доказательства — это право стороны, отказ от реализации которого может привести к риску в виде принятия судом решения не в пользу этой стороны (часть 2 статьи 9 названного кодекса), а понуждение к использованию данного права не допускается ни в какой форме.

4. Решение АС Ростовской области от 28.11.2019 по делу № А53-12538/2019

Ходатайство истца об истребовании доказательств у ответчика , а именно – сведений о полученных им платежах, суд отклонил как прямо противоречащие принципу состязательности процесса (статья 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), принципам равенства и равноправия сторон (статьи 7 и 8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), а также понятию справедливого судебного разбирательства (статья 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Суд не вправе принуждать одну из сторон раскрывать доказательства в пользу и в интересах другой стороны. Представление доказательств согласно статье 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации есть право стороны, но не обязанность.

Комментарий: из предложенной выборки можно сделать вывод, что судебной практике непросто дается понимание состязательности. Суды не различают случаи, когда а) сторона не представляет доказательства в своих собственных интересах.

Действительно, истца или ответчика нельзя обязать доказывать, потому что доказывание – это право, а не обязанность; б) бремя доказывания лежит на одной стороне, однако доказательство находится у другой стороны – в таком случае суд по ходатайству стороны обязан истребовать доказательство у процессуального оппонента, поскольку непредставление процессуальным оппонентом этого доказательства (даже изобличающего его) является препятствием в отправлении правосудия и может существенно затруднить установление истины по делу.

Руководствуясь идеей о том, что суд действует в интересах законности, сторона, которая по объективным причинам не может самостоятельно реализовать свои процессуальные права, должна иметь возможность обратиться за содействием к судебной власти, и судебная власть должна это содействие оказать (ч. 3 ст. 9 АПК РФ, ч. 2 ст. 12 ГПК РФ).

Однако все оказалось не так плохо, и в практике все же встречаются случаи, когда суды истребуют доказательства у процессуального оппонента (или хотя бы называют условия для такого истребования) (см. выборку судебных актов п. 5-9):

5. Решение АС Свердловской области от 13.03.2020 по делу № А60-55087/2019

Согласно ч. 1 ст. 67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Арбитражный суд принимает только те доказательства , которые имеют отношение к рассматриваемому делу.

Из указанного следует, что ходатайство об истребовании доказательства подлежит удовлетворению только в том случае, если обозначенные в таком ходатайстве обстоятельства, которые могут быть установлены в результате исследования соответствующего доказательства , входят в круг обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения настоящего дела, а установление данных обстоятельств без них невозможно.

Оценив круг обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения настоящего спора, с учетом предмета заявленного требования и приведенных в его обоснование аргументов, а также представленных в материалы дела доказательств , суд приходит к выводу о том, что обстоятельства, в подтверждение которых ответчиком истребуются обозначенные доказательства , не имеют существенного значения для рассматриваемого спора.

6. Решение АС Краснодарского края от 14.03.2020 по делу № А32-38339/2019

Представители истца поддержали заявленное ранее ходатайство об истребовании доказательств у ответчика.

Суд, рассмотрев ходатайство истца об истребовании доказательств , с учетом мнения представителей ответчика и третьих лиц, счел его не подлежащим удовлетворению, поскольку истребуемые истцом доказательства не влияют на результат рассмотрения дела.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *