Компенсация вреда, причиненного застройщиком соседнего участка

Споры о взыскании убытков с третьих лиц, которые своими неправомерными действиями повредили жилую недвижимость, в судебной практике встречаются нередко, говорит управляющий партнер “Содружества земельных юристов” Денис Литвинов.

По его словам, чаще всего разбирательства идут из-за залива квартир или ремонтных работ в смежных помещениях, которые велись с нарушением строительных норм и правил.

Пострадавшей стороне, чтобы добиться возмещения ущерба в таких делах, сложнее всего будет доказать причинно-следственную связь между действиями причинителя вреда и наступившими повреждениями, добавляет эксперт.

Ущерб от стройки суды оценили по-разному

Суть спора: Истец взыскивает убытки, которые принесла ее дому стройка по соседству. Первая инстанция удовлевторила иск потерпевшей. Апелляция отказала.   

Решение Верховного суда РФ: Отменить решение апелляции, отправить дело на новое рассмотрение обратно в апелляционную инстанцию. 

С этими трудностями столкнулась и Равшана Идимова*. Весной 2016 года рядом с ее домом началось строительство трехэтажного коттеджа. Это соседка Гульнара Мадигина* решила возвести себе жилье побольше.

Она получила все необходимые разрешения на такие работы и уже успела разрыть котлован под недвижимость. Однако из-за вырытой ямы по дому Идимовой пошли трещины.

Пострадавшая обратилась с жалобой в Минстрой республики Дагестана, указав, что Мадигина возводит коттедж с нарушением норм градостроительного законодательства. 

Кроме того, Идимова обратилась в Дагестанский центр независимой экспертизы с просьбой оценить состояние ее дома.

Исследование показало, что пострадавшая недвижимость восстановлению не подлежит, проживание в ней является опасным для жизни из-за угрозы разрушения, а размер причиненного вреда составляет 1,05 млн. руб.

Эти деньги Идимова попыталась получить с Мадигиной, но та отказалась платить такую сумму. 

Тогда пострадавшая в судебном порядке потребовала взыскать ей ущерб и компенсацию морального вреда в общем размере 1,15 млн руб. Советский районный суд г. Махачкалы республики Дагестан назначил экспертизу, чтобы точно определить причины повреждений у жилья истца (дело № 2-4206/2016 ~ М-3561/2016).

Специалисты пришли к выводу, что трещины на доме образовались из-за совокупности причин: 1) длительная эксплуатацию недвижимости (с 1932 года), 2) несоответствие этой постройки требованиям, которые предъявляются к строительству в сейсмических районах, 3) возведение коттеджа на соседнем участке.

Сразу после получения результатов судебной экспертизы заявитель снесла свой дом, опасаясь его обрушения. Кроме того, на судебном заседании другая соседка Идимовой подтвердила, что повреждения на жилье истца стали видны после того, как ответчик вырыла котлован.

Опираясь на совокупность перечисленных доказательств, судья Гасанов постановил взыскать с ответчика 1,05 млн руб. убытков и 10 000 руб. в качестве компенсации морального вреда. 

Однако Мадигиной удалось оспорить такое решение в апелляционной инстанции.

Верховный суд республики Дагестан отменил акт нижестоящего суда, сославшись на то, что истец не доказал причинно-следственную связь между строительством коттеджа на соседнем участке и появлением повреждений на своем доме (дело № 33-2037/2017).

Апелляция подчеркнула, что по результатам судебной экспертизы одной из причин образовавшихся трещин может служить «несоответствие этой постройки требованиям, которые предъявляются к строительству в сейсмических районах».

Кроме того, республиканский ВС заметил, что проведенное исследование посчитало цифру ущерба исходя из стоимости новых стройматериалов, когда определяло обоснованность заявленной суммы убытков. Значит, истец из-за решения первой инстанции неосновательно обогатился, заключил суд. Апелляция дополнительно пояснила, что теперь невозможно установить размер убытков из-за того, что Мадигина снесла свой дом. 

ВС указал на ошибки апелляции

Теперь уже истец не согласилась с актом апелляционной инстанции и обжаловала его в Верховный суд РФ. ВС разъяснил, что в подобных делах суд должен установить наличие факта причинения вреда, вины ответчика в этом и причинно-следственной связи между действиями причинителя ущерба и возникшими последствиями (дело № 20-КГ17-21).

Однако в рассматриваемом споре апелляция этого не сделала, формально сославшись на несоответствие поврежденного дома требованиям к строительству в сейсмических районах, подчеркнули судьи ВС.

Хотя такое обстоятельство само по себе не свидетельствует об отсутствии вины ответчика в образовании трещин на жилье истца, добавила Судебная коллегия по гражданским делам ВС. 

В этом сюжете

Кроме того, невозможность установить точный размер убытков не является основанием, чтобы отказать истцу в подобных делах, объясняет ВС.

Суду надлежит определить сумму причиненных убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению, разъяснили судьи ВС.

Кассация посчитала неверным и еще один вывод апелляции, которая решила, что нельзя включать в состав убытков истца стоимость новых стройматериалов. 

Ссылаясь на перечисленные обстоятельства, «тройка» судей ВС РФ под председательством Вячеслава Горшкова отменила акт апелляции и отправила дело на новое рассмотрение обратно в Верховный суд республики Дагестан (прим. ред. – пока еще не рассмотрено). 

Эксперты «Право.ru»: «Обращайтесь к нестандартным экспертизам в таких делах»

В подобных ситуациях пострадавшему следует предпринять все возможные меры, чтобы зафиксировать состояние имущества до его сноса (реконструкции, ремонта), объясняет адвокат Art De Lex Александр Петров. Он говорит, что такие доказательства продемонстрируют суду связь между действиями ответчика и причиненным вредом. 

Дмитрий Некрестьянов, партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям «Качкин и партнеры», констатирует, что суды до сих пор нередко отказываются взыскивать убытки с формулировкой «не доказан их размер».

Из-за этого необоснованно распределяется бремя доказывания и именно пострадавшей стороне приходится доказать величину ущерба, говорит эксперт.

Поэтому в таких спорах истцу надо представить как можно больше доказательств самого факта причинения убытков со стороны ответчика, отмечает Александра Воскресенская из  КА «Юков и партнёры».

По ее словам, такими аргументами могут служить: экспертные заключения, подтверждающие причинно-следственную связь между совершенным нарушением и возникшими убытками, свидетельские показания, квитанции, чеки, наряд-заказы и другие документы, которые докажут необходимость трат на восстановление поврежденного имущества или покупку нового.

Компенсация вреда, причиненного застройщиком соседнего участка

Если результаты экспертизы в таких делах неоднозначны, нужно обдумать варианты для других видов исследований. Можно попробовать провести нестандартные экспертизы. Например, обратиться к биологическому исследованию на предмет сроков жизнедеятельности организмов в трещинах (мох, плесень). Выводы подобной экспертизы могут помочь определить время появления повреждений.

Адвокат Art De Lex Александр Петров

Кроме того, истцу для обоснования размера убытков стоит использовать отчеты об оценке сходной недвижимости (например, аналогичный по параметрам дом в этой же местности), поясняет Петров.

Юрист предупреждает, что при таком варианте заявителю придется доказать сходство объекта оценки и утраченного имущества: «Такими доказательствами послужат документы технической инвентаризации, фотографии и т. д.».

А Литвинов акцентирует внимание на том, как важно правильно сформулировать вопросы, которые суд ставит перед экспертом в подобных делах. Это необходимо, чтобы впоследствии экспертное заключение не содержало двусмысленных или неполных выводов, резюмирует юрист.

* имена и фамилии изменены редакцией

  • Верховный суд РФ
  • Гражданский процесс

Кс признал право землевладельцев на компенсацию. что это значит :: жилье :: рбк недвижимость

Рассказываем, на что могут претендовать собственники земельных участков, попавших в границы зон памятников истории и природных комплексов

Компенсация вреда, причиненного застройщиком соседнего участка

Сергей Николаев/ТАСС

Собственники земельных участков, оказавшихся в зонах с особым режимом застройки уже после их приобретения, смогут получить компенсацию за нанесенный ущерб своим правам. К соответствующему выводу пришел Конституционной суд России (КС) в ходе рассмотрения жалобы жительницы Нижнего Новгорода.

Рассказываем, что дадут землевладельцам поправки, которые принял КС и поручил Госдуме внести в Земельный кодекс, зачем они нужны и почему законодательные изменения могут спровоцировать волну исков.

Конституционный суд решил изменить законодательство после обращения жительницы Нижнего Новгорода, участок которой обесценился с 5 млн до 1 руб. Стоимость участка была снижена после того, как он попал в зону охраны памятников.

В материалах дела говорится, что истицанеоднократно обращалось в местные суды с просьбой о компенсации, но получала отказ.

Суд обратил внимание на необходимость соблюдения законных интересов граждан, которые имеют право на возмещение ущерба, нанесенного их собственности даже с такими «благородными намерениями», как необходимость охраны памятников истории и культуры.

Конституционный суд признал подпункты 4 и 5 пункта 1 статьи 57 Земельного кодекса Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, «в какой содержащиеся в них положения о возмещении убытков (…) в силу своей неопределенности не позволяют однозначно определить условия такого возмещения». КС также предписал федеральному законодателю внести изменения в действующее правовое регулирование возмещения убытков, а впредь до их внесения основанием для возмещения убытков считать само наличие убытков.

Теперь собственнику, ущемленному в своих правах, нужно доказывать только сам факт ограничения прав на владение, распоряжения земельным участком и возникновения ущерба, не затрудняя себя судами за признание незаконными действий органов исполнительной власти, в связи с которыми эти ограничения прав и убытки возникли.

Согласно принятому решению Конституционного суда, на получение компенсации смогут претендовать не только физические лица, но и юридические, собственники земельных активов, которые ранее были ограничены в своем развитии именно из-за попадания в красную зону.

Ущерб в трактовке законодательства — это не только обесценивание актива из-за изменения цены земли в кадастре, как в случае с этим конкретным прецедентом, но и потери, связанные с ограничением прав на использование участка: потенциальная прибыль от сдачи недвижимости в аренду, неполученный доход от хозяйственной деятельности и многое другое, что сможет предъявить пострадавшая сторона. Таким образом, размер компенсации, на которую имеет право претендовать собственник, может в десятки раз превышать стоимость участка по кадастру.

Понятие права на компенсацию всегда было в законах, однако при обращении в суды пострадавшим приходилось доказывать нелегитимность актов, устанавливающих границы зон (памятники истории, культуры, природные комплексы). Чаще всего это приводило к многолетним тяжбам с органами исполнительной власти, в результате которых истцы проигрывали.

Поправки, принятые Конституционным судом, дают возможность собственникам земли, попавшей в границы охранных зон, требовать компенсации убытков уже в досудебном порядке простым обращением в исполнительные органы власти, установившие ограничение прав застройки земли, объяснил юрист Московской коллегии адвокатов «Град» Максим Барсуков. Он отметил, что при отказе и передаче дела в суд необходимо опираться на позицию КС.

Это революционное решение, которое может спровоцировать волну исков от тысяч россиян, у которых в разные годы земельные участки уже после их приобретения попадали в охранные зоны.

«Примеров, аналогичных рассмотренному Конституционным судом, тысячи в одном только Подмосковье.

Достаточно вспомнить многолетние тяжбы сотен дачников зоны Радонежа, которых «накрыло» охранной зоной памятника», — отметил Антон Минеджян, управляющий директор девелоперской компании М9.

Иногда это даже провоцировало граждан на крайние поступки. Летом 2019 года житель рязанской деревни, которому не давали построить дом на своей земле в связи с ранее установленными охранными зонами Есенинских мест, угрожал сжечь себя перед входом в здание Минстроя России.

Принятое Конституционным судом постановление является очень нужным, так как не может быть произвольного изъятия собственности, считает председатель Ассоциации адвокатов России за Права Человека Мария Архипова. Она подчеркнула, что в противном случае это будет обычное раскулачивание — конфискация, не предусмотренная законом.

«Изъятие собственности допустимо в том случае, если она была получена преступным путем, должно было быть уголовное дело, а в остальных случаях изъятие собственности недопустимо.

Читайте также:  Увольнение по сокращению штата

Если даже собственность была получена с нарушениями, но эти нарушения не имеют признаков уголовного преступления, предусматривающего конфискацию, такая собственность не может быть изъята у гражданина и свободна от претензий государства», — заявила юрист.

Новую волну обсуждений правового регулирования компенсаций по защите прав собственности эксперты ожидают к моменту внесения законопроекта на рассмотрение в правительство. Ранее РБК подробно писал о предлагаемом пакете мер.

Кто несёт ответственность за причинённый строителями ущерб?

26 марта 2021 в 19:06

Компенсация вреда, причиненного застройщиком соседнего участка

Компенсация ущерба — всегда непредсказуемый процесс. Зачастую размер компенсации зависит от мнения судьи, рассматривающего конкретное дело. Бывает, за жизнь человека назначается меньшая выплата, чем за ущерб имуществу. Ранее предлагалось установить критерии, по которым бы определялся примерный размер выплаты в той или иной ситуации, однако разговоры закончились, дело дальше не пошло.

Иски о возмещения ущерба встречаются достаточно часто. В этот раз с таким иском обратилась Петрова к Рябиновой (фамилии изменены, прим.ред.). Необходимость в обращении с иском возникла в связи в необходимостью в возмещении ущерба, принесённого пожаром.

Фабула дела

Ответчик является собственником квартиры, в которой произошёл пожар. В результате Истцу, как близкому к горящей квартире соседу, причинён материальный ущерб.

Истец просила взыскать с соседа в её пользу компенсацию вреда, причинённого пожаром, в размере 1 154 000 рублей, расходы по оплате оценки причинённого ущерба в размере 13 000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 17 796 рублей 55 копеек, компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей, почтовые расходы в размере 1 084 рублей 74 копеек, судебные расходы.

Установлено, что пожар произошёл у ворот гаража квартиры ответчика. Результаты обследования показали, что причиной пожара могло стать воспламенения строительного мусора от тлеющей сигареты.

Удовлетворяя исковые требования Петровой в части, суд первой инстанции с учётом заключения судебной экспертизы исходил из того, что ответчик является лицом ответственным за причинённый истцу ущерб.

Позиции судов

  • Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, судебная коллегия по гражданским делам Московского 4 областного суда указала, что выводы нижестоящего суда противоречат обстоятельствам дела, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства вины Рябиновой в причинении ущерба и причинно-следственной связи между её действиями (бездействием) и этим ущербом.
  • Суд апелляционной инстанции указал, что установленные экспертом причины возникновения пожара сами по себе не могут служить безусловным основанием для возложения на Рябинову ответственности за причинённый ущерб.
  • Установив, что скопление строительного мусора располагалось вне стен жилого помещения ответчика на земельном участке, собственником которого ответчик не является, суд апелляционной инстанции с учётом положений статьи 211 Гражданского кодекса Российской Федерации пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.
  • Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции.
  • Но Верховный Суд всё же не согласился с выводами нижестоящих инстанций.

ВС: Ущерб нанёс ответчик

Суд напомнил, что бремя содержания имущества несёт его собственник, что подразумевает и принятие мер по предотвращению возникновения пожара. По настоящему делу иск обоснован принадлежностью ответчику мусора, возгорание которого послужило причиной возникновения пожара и причинения ущерба собственнику квартиры , а также поведения строителей, производивших ремонт в квартире ответчика.

При этом лицо может быть освобождено от ответственности, если докажет, что вред причинён не по его вине. Ответственность ответчика же наступает в случае, если соблюдены следующие условия:

  • факт причинения вреда;
  • противоправность поведения причинителя вреда;
  • вина причинителя вреда;
  • наличие причинно-следственной связи между противоправными действиями и наступившими неблагоприятными последствиями.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1068 ГК РФ гражданин возмещает вред, причинённый его работником при выполнении работ.

Один из свидетелей рассказал, что на улице перед воротами гаража соседней квартиры располагалась большая куча строительного мусора (картон, древесина, бумага, пластик), образовавшегося в ходе внутриотделочных работ в квартире ответчика, возле которой он часто видел куривших рабочих, проводивших ремонт в этой же квартире. Те же обстоятельства указал и заявитель в исковом заявлении.

  1. В связи с этим судьи Верховного Суда определили отменить принятые по делу решения апелляционной и кассационной инстанций, а дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
  2. Читайте далее:
  3. Верховный Суд отменяет штрафы за нарушение самоизоляции
  4. Иск о неосновательном обогащении разбился о договор займа
  5. Обесцененные годы или дело о компенсации морального вреда
  6. Об общих принципах и понятии юридической ответственности читайте в статье

Ответственность за причинение вреда здоровью вследствие ненадлежащего содержания прилегающего к объекту недвижимости земельного участка несет лицо, на которое в силу закона возложена обязанность по содержанию этого участка

Компенсация вреда, причиненного застройщиком соседнего участкаА. обратился в суд с иском к управляющей компании, Л. о взыскании утраченного заработка, компенсации морального вреда, судебных расходов. Исковые требования обоснованы неисполнением ответчиками обязанностей, связанных с надлежащим содержанием территории, прилегающей к объектам недвижимости, в результате чего истцу причинен средней тяжести вред здоровью.

Судами установлено, что в результате падения А., произошедшего из-за неочищенной наледи около нежилого помещения, являющегося пристроенным объектом к многоквартирному дому, истцу причинен средней тяжести вред здоровью. Собственником нежилого помещения в одноэтажной пристройке к этому дому является Л.

Согласно ответу, предоставленному местной администрацией, земельные участки под многоквартирными домами, расположенные вдоль межквартального проезда, где получил травмы истец, не сформированы и не поставлены на государственный кадастровый учет.

Разрешая спор по существу и определяя лицо, ответственное за ненадлежащее содержание территории, суд с учетом положений ст.

1064, 1083, 1085 ГК РФ и правил благоустройства, обеспечения чистоты и порядка на территории муниципального образования (далее – правила благоустройства) исходил из отсутствия заключенного Л.

договора на уборку территории, в связи с чем пришел к выводу о том, что обязанность по надлежащему содержанию территории, обеспечивающей безопасное передвижение пешеходов на прилегающей к объекту недвижимости территории, должна быть возложена на Л. как собственника нежилого помещения.

Суд апелляционной инстанции поддержал позицию суда первой инстанции, указав также, что апелляционная жалоба не содержит доводов об оспаривании вывода суда, согласно которому Л. является надлежащим ответчиком по заявленным требованиям.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами суда апелляционной инстанции не согласилась по следующим основаниям.

При определении обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения заявленного спора, судами не учтены положения ст.

15 и 1064 ГК РФ, согласно которым для наступления гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков истцу необходимо доказать наличие следующих (обязательных) условий: совершение противоправных действий конкретным лицом, то есть установить лицо, совершившее действие (бездействие), размер заявленных убытков и причинно-следственную связь между противоправными действиями и наступившим вредом. Ответчику, в свою очередь, следует представить доказательства отсутствия его вины в наступлении неблагоприятных последствий.

Статьей 210 ГК РФ установлено, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. Следовательно, случаи возложения бремени содержания имущества лицом, не являющимся его собственником, могут быть установлены лишь федеральными законами, к которым правила благоустройства не относятся, или договором.

В соответствии со ст.

40, 41 и 42 ЗК РФ правом на использование земельных участков наделены собственники земельных участков, землепользователи, землевладельцы и арендаторы земельных участков, на которых возложена обязанность соблюдать при использовании земельных участков требования градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

Из анализа приведенных правовых норм в их системном единстве с Федеральным законом от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», регулирующим отношения в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, ст.

37–39 Федерального закона от 10 января 2002 г.

№ 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» следует, что федеральное законодательство не возлагает на граждан и юридических лиц обязанности по содержанию иных территорий, кроме земельных участков, находящихся в их собственности или владении.

Возложение на собственников, владельцев, пользователей объектов недвижимости обязанности по содержанию территории, прилегающей к их земельным участкам, может быть осуществлено либо на основании федерального закона, либо на основании договора.

Федеральный закон от 6 октября 2003 г.

№ 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», допуская установление органами местного самоуправления порядка участия собственников зданий (помещений в них) и сооружений в благоустройстве прилегающих территорий, не предусматривает возложение на них обязанностей по содержанию таких территорий помимо их воли. Из материалов дела следует, что земельные участки под многоквартирными домами, расположенные вдоль межквартального проезда, где получил травмы истец, не сформированы и не поставлены на государственный кадастровый учет. Собственником земельного участка, на котором произошло падение истца, Л. не является.

Разрешая исковые требования А., суды в нарушение указанного законодательства, возлагая обязанность по возмещению вреда здоровью на Л.

, руководствовались не федеральным законом или договором, а правилами благоустройства, согласно которым обязанности по уборке десятиметровой территории, прилегающей к границам занимаемых юридическими и физическими лицами зданий, к огражденным забором территориям, а также подъездов к ним и десятиметровой территории, прилегающей к подъездным путям, в том числе по вывозу образовавшегося на прилегающей территории мусора, возлагаются на лиц, осуществляющих на указанных территориях или в зданиях хозяйственную или иную деятельность.

Судами не приняты во внимание положения пп. 1 и 2 ст. 3 ГК РФ, согласно которым гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации, состоит из данного кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов, регулирующих отношения, указанные в пп. 1 и 2 ст. 2 ГК РФ.

Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать данному кодексу.

Таким образом, суды при рассмотрении спора должны были руководствоваться ч. 2 ст. 11 ГПК РФ, согласно которой суд, установив при разрешении гражданского дела, что нормативный правовой акт не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, применяет нормы акта, имеющего наибольшую юридическую силу.

Суд апелляционной инстанции не учел указанную норму права и не проанализировал, соответствуют ли названные правила благоустройства федеральному законодательству и могут ли они применяться при рассмотрении данного спора.

Из изложенного следует, что обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения спора, являлось установление принадлежности земельного участка, в границах которого получил повреждения истец, ответчикам по данному делу или иным лицам, и, как следствие, основания возложения на них ответственности за причиненный ущерб. Однако данное обстоятельство не получило надлежащей оценки суда.

  • Определение № 50-КГ18-7
  • ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
  • ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • № 4 (2018)
Читайте также:  Оформление пособия по потере кормильца

Поиск решений судов общей юрисдикции

         Судья Скворцова Л.А.

  • Дело № 33-1904
  • АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  • 07 июня 2018 года      город Тула
  • Судебная коллегия по гражданским делам Тульского областного суда в составе:

председательствующего Кургановой И.В.,

судей Копаневой И.Н., Алексеевой Т.В.,

при секретаре Архиповой Я.Т.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Угаровой С.В. на решение Щекинского районного суда Тульской области от 22 января 2018 года по иску Журавлевой Марии Андреевны к Угаровой Светлане Викторовне, администрации муниципального образования Щекинский район Тульской области об обязании ликвидировать выгребную яму, взыскании компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Кургановой И.В., судебная коллегия

установила:

Журавлева М.А. обратилась в суд с иском к Угаровой С.В., администрации МО Щекинский район Тульской области об обязании ликвидировать выгребную яму, взыскании компенсации морального вреда.

Исковые требования мотивировала тем, что она является собственником части жилого дома и земельного участка с кадастровым номером №, расположенных по адресу:

Другой частью жилого дома на условиях социального найма владеет ответчица ФИО2, которая на смежном с её (истицы) земельном участке без соблюдения санитарных ФИО3 оборудовала выгребную яму, непосредственно примыкающую к стене её (ФИО1) дома.

Вызванная комиссия администрации МО Щекинский район Тульской области подтвердила наличие и незаконность данной выгребной ямы, в связи с чем Угаровой С.В. было выписано предписание о ликвидации выгребной ямы.

Однако предписание администрации МО Щекинский район Тульской области ответчицей не исполнено.

В результате незаконных действий Угаровой С.В. и бездействия администрации МО Щекинский район Тульской области ей причинен материальный вред, так как она была вынуждена нести расходы по замене несущих деревянных конструкций, которые подверглись гниению, а также по заглублению фундамента.

Кроме того, ответчиками ей причинен моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях и нервных переживаний, что привело к обострению имеющихся у нее хронических заболеваний.

С учётом уточнений исковых требований просила суд обязать ответчиков ликвидировать незаконную выгребную яму с соблюдением норм, гарантирующих санитарную и экологическую безопасность; взыскать с ответчиков компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб., судебные расходы по оплате услуг представителя — 18 000 руб., расходы по оплате государственной пошлины — 300 руб., а также почтовые расходы — 201 руб.

В судебное заседание истица Журавлева М.А. не явилась, судом извещалась надлежащим образом.

Её представитель в порядке ч. 6 ст. 53 ГПК РФ Молочников В.В. исковые требования поддержал по тем же основаниям, просил их удовлетворить.

Ответчица Угарова С.В. и её представитель в порядке ч. 6 ст. 53 ГПК РФ Шведова Т.С. иск не признали, ссылаясь на то, что спорная выгребная яма расположена на земельном участке ответчицы около сорока лет, была выстроена её родственниками. Яма выстроена из кирпича, имеет «оконца», накрыта крышкой. В данную выгребную яму сливается вода из раковины и стиральной машины, и откачивается регулярно.

Представители ответчика администрации МО Щекинский район Тульской области по доверенностям Румянцева К.В. и Щербакова Ю.В. исковые требования к администрации не признали, просили отказать в их удовлетворении.

Судом постановлено решение, которым исковые требования Журавлевой М.А. удовлетворены частично.

Суд обязал Угарову С.В. демонтировать выгребную яму, расположенную на принадлежащем ей земельном участке по адресу: -а, путем откачивания её содержимого, санирования хлорной известью и засыпания грунтом в течение двух месяцев с даты вступления решения суда в законную силу.

С Угаровой С.В. в пользу Журавлевой М.А. взысканы судебные расходы по оплате услуг представителя в размере 8 000 руб., по оплате государственной пошлины — 300 руб., а также по оплате почтовых расходов — 201 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований к Угаровой С.В., а также к администрации МО Щекинский район Тульской области Журавлевой М.А. отказано.

С Угаровой С.В. в пользу ЗАО «Страховой консультант» взысканы судебные расходы за консультацию специалиста в судебном заседании в размере 3 000 руб.

В апелляционной жалобе Угарова С.В. просит решение суда отменить, как незаконное и необоснованное, ввиду несоответствия выводов суда обстоятельствам дела.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения Угаровой С.В. и её представителя в порядке ч. 6 ст. 53 ГПК РФ Шведовой Т.С., возражения представителя администрации МО Щекинский район Тульской области по доверенности Щербаковой Ю.В., судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В силу ст. 42 ЗК РФ при использовании земельного участка его собственник обязан соблюдать требования градостроительных регламентов, строительных, санитарных, противопожарных и иных норм и нормативов.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 45 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.04.2010 г.

№ 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Такой иск подлежит удовлетворению и в том случае, когда истец докажет, что имеется реальная угроза нарушения его права собственности или незаконного владения со стороны ответчика.

Федеральным законом РФ от 30.03.1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» закреплены обязательные к соблюдению основные санитарно — эпидемиологические требования к сферам жизнедеятельности, водоснабжению, жилым помещениям и т.п.

На основании ч. 1 ст.

22 Федерального закона РФ «О санитарно -эпидемиологическом благополучии населения» отходы производства и потребления подлежат сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, хранению и захоронению, условия и способы которых должны быть безопасными для здоровья населения и среды обитания и которые должны осуществляться в соответствии с санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Правила возмещения убытков владельцам земельных участков утверждены

Постановлением Правительства РФ от 27.01.2022 № 59 утверждены единые правила о возмещении убытков при ухудшении качества земель, ограничении прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, а также правообладателей расположенных на земельных участках объектов недвижимости.

Например, после приобретения земельного участка режим его использования изменился. 

Напомним, что устранить неопределённость в законодательстве потребовал Конституционный суд после получения одной из жалоб. Стоимость земли упала с 5 млн. рублей до 1 рубля, в связи с тем, что он был включён в охранную зону. При этом местные власти отказались возмещать убытки. Суд встал на сторону владельцев участков, сообщили, что убытки должны быть возмещены.

В конце 2021 года был принят Федеральный закон от 30.12.

2021 N 467-ФЗ, в соответствии с которым, уточняются случаи возмещения убытков, установленные нормами Земельного кодекса РФ, в частности, возмещению подлежат убытки, причинённые собственникам участков из-за законного ограничения их прав, в том числе если была установлена зона с особыми условиями использования территории, публичный сервитут или землю зарезервировали для государственных и муниципальных нужд. 

Помимо этого, будут возмещаться понесенные убытки в случае:

  • изменения границ населенного пункта;
  • изменения целевого назначения земельного участка на основании ходатайства органа государственной власти или органа местного самоуправления о переводе такого земельного участка из состава земель одной категории в другую без согласия его правообладателя для создания или расширения особо охраняемой природной территории без изъятия участка у его правообладателя либо в связи с установлением.

Постановление устанавливает единое положение такого возмещения. 

Отметим, что размер убытков рассчитают, исходя не только из размеров реального ущерба, но еще и упущенной выгоды с привлечением оценщиков или на основании соответствующей документации, в том числе соглашений, бухгалтерской отчётности и результатов экспертиз. В таком случае рыночная оценка не потребуется. Компенсация при этом может быть выдана как денежными средствами, так и в натуральном измерении, например, недвижимостью.

Постановление Правительства РФ от 27.01.2022 № 59 содержит подробную информацию об определении состава и размера убытков, о заключении соглашения о возмещении убытков и условия такого соглашения, а также о том, как осуществляется возмещение. Вступает в силу с 06.02.2022 года. Скачать документ по ссылке.

iStock.com

Нецелевое использование земли: условия наступления ответственности и последствия

  • Руководствуясь статьей 7 ЗК РФ, суды признают использование земельного участка нецелевым в случае использования участка не в соответствии с его принадлежностью к той или иной категории земель.
  • Следует заметить, что зачастую суды оперируют термином «нецелевое использование земельного участка» также в случае использования участка не в соответствии с установленным для него видом разрешенного использования (ВРИ).
  • Следствием этого, в частности, может быть требование о сносе самовольных построек.
  • Рассмотрим несколько примеров квалификации судами действий ответчика в связи с заявленными истцом доводами о нецелевом использовании земельного участка.
  • Верховный суд РФ поддержал выводы судов нижестоящих инстанций, признавших действия ответчика нецелевым использованием земельного участка и обязавших снести возведенные на данном участке постройки[1].

Суд установил, что ответчик, являющийся собственником земельного участка, относящегося к категории земель – земли сельскохозяйственного назначения (сельскохозяйственные угодья), возвел на его территории ангары. По словам ответчика, данные строения предназначались для хранения сельскохозяйственной продукции.

Вместе с тем прокурор, обратившийся с исковыми требованиями о сносе данных строений, представил суду доказательства использования ангаров для хранения самолетов. В результате суд поддержал доводы прокурора о нецелевом использовании ответчиком земельного участка и обязал снести указанные строения.

Представляет интерес позиция судов о том, что нецелевое использование здания (его части), расположенного на земельном участке, не является признаком нецелевого использования земельного участка[2].

Такая позиция представляется небесспорной, поскольку фактически хозяйственная деятельность лица на земельном участке определяется именно тем, как используются размещенные на нем объекты, а нецелевое использование объектов недвижимости напрямую связано с нецелевым использованием земельного участка.

Так, например, Арбитражным судом Московского округа было установлено, что собственник земельного участка, которому присвоен ВРИ – эксплуатация складского комплекса, использует находящиеся на нем складские помещения для размещения офисов[3].

Суд, однако, не согласился с доводами Управления Росреестра о том, что данный факт свидетельствует о нецелевом использовании земельного участка.

Напротив, суд указал, что использование помещений в нежилом здании относится к вопросу использования объекта недвижимости, а не земельного участка.

Аналогичный подход применен судом Центрального округа по делу № А08-72/2017, который установил, что одно из помещений нежилого здания производственного назначения, расположенного на земельном участке, имеющем ВРИ – для размещения и эксплуатации производственных зданий и сооружений, используется в торговой деятельности.

Вместе с тем в другом деле суд признал незаконными действия ответчика по возведению и эксплуатации торгового павильона на земельном участке, имеющем ВРИ – для обслуживания здания клуба.

Читайте также:  Ликвидация организации: какие документы нужно предоставить в банк

Суд отклонил доводы ответчика о том, что торговый павильон используется им для обслуживания клуба и, следовательно, его возведение на земельном участке не свидетельствует о нецелевом использовании такого участка[4].

Остановимся также на судебном деле № 31-АД17-5, рассмотренном Верховным судом РФ 12 мая 2017 года.

В указанном деле собственник земельного участка, относящегося к категории земель населенных пунктов и имеющего ВРИ – для эксплуатации гаражного бокса, разместил на кровле гаражного бокса опору станции сети сотовой радиотелефонной связи с соответствующим оборудованием. Таким образом, по мнению Управления Росреестра, собственник использовал земельный участок не по целевому назначению. Суд не согласился с данной позицией, указав следующее.

В классификаторе видов разрешенного использования земельных участков[5] (Классификатор) установлено, что содержание ВРИ допускает без отдельного указания в Классификаторе размещение и эксплуатацию линейного объекта (кроме железных дорог общего пользования и автомобильных дорог общего пользования федерального и регионального значения), размещение защитных сооружений (насаждений), объектов мелиорации, антенно-мачтовых сооружений, информационных и геодезических знаков, если федеральным законом не установлено иное.

Основываясь на указанном положении Классификатора и разъяснениях Минэкономразвития РФ, приведенных в письме от 18.03.

2016 № Д23и-1239, суд пришел к выводу о том, что размещение антенно-мачтовых сооружений допускается на земельных участках с любым ВРИ (в том числе на земельных участках, в ВРИ которых специально не оговорено размещение объектов связи) без дополнительного кадастрового учета изменений в части разрешенного использования земельного участка.

В дополнение к случаям нецелевого использования земельного участка следует отметить, что использование земельного участка не в соответствии с целью его предоставления, указанной, например, в договоре аренды, может стать основанием для расторжения данного договора, а также применения договорной ответственности, если таковая предусмотрена[6]. В частности, за несоблюдение цели предоставления земельного участка может быть взыскана неустойка или арендная плата, рассчитанная с учетом повышающего коэффициента.

При этом факт использования земельного участка в соответствии с целевым назначением (то есть отсутствие нарушений, связанных с использованием земельного участка не в соответствии с категорией земель и ВРИ) не исключает гражданско-правовую ответственность арендатора за использование земельного участка не в соответствии с целью его предоставления и право арендатора требовать расторжения договора.

Так, например, Арбитражным судом города Москвы было удовлетворено требование арендатора о расторжении договора аренды земельного участка, предоставленного для целей эксплуатации здания кафе, после того, как данное кафе было снесено арендатором[7]. Суд указал, что снос здания кафе следует квалифицировать на основании статьи 451 ГК РФ как существенное изменение обстоятельств, предоставляющее арендодателю земельного участка право на досрочное расторжение договора аренды.

Суды удовлетворяют требования о расторжении договора аренды при схожих обстоятельствах, применяя также нормы статьи 450, пункта 1 статьи 619 ГК РФ о существенном нарушении условий договора как основание для его расторжения.

Вместе с тем не только факт нецелевого использования земельного участка может стать основанием для привлечения к ответственности, но и неиспользование земельного участка в случаях, предусмотренных частями 2, 2.1 и 3 КоАП РФ.

Рассмотрим отдельные вопросы наступления ответственности за нецелевое использование земельных участков более детально.

1. Привлечение к административной ответственности

Административная ответственность за нецелевое использование земельных участков установлена ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ, при этом под действие данной статьи подпадает использование участка как не в соответствии с целевым назначением с учетом его категории, так и с нарушением ВРИ.

Согласно статистике, опубликованной Росреестром (уполномоченным на рассмотрение данной категории дел), по состоянию на 01.01.2016[8] за использование земельных участков не по целевому назначению было привлечено к ответственности 5 861 лицо, общая сумма наложенных штрафов составила более 200 млн руб., при этом было устранено менее половины выявленных нарушений – всего 2 625.

Санкцией за совершение правонарушения по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ является штраф.

С марта 2015 года размер штрафов был существенно увеличен, а также был установлен новый механизм расчета штрафа: в размере, кратном в процентном выражении кадастровой стоимости участка.

Так, теперь на организацию может быть наложен штраф в размере от 1,5 до 2% кадастровой стоимости участка, но не менее 100 тыс. руб. (ранее ответственность организаций ограничивалась 50 тыс. руб.)

Следует отметить, что на квалификацию действий по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ не влияет нецелевое использование лицом только части, а не всего земельного участка[9].

Спорный вопрос связан с подведомственностью дел об обжаловании привлечения к ответственности по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ. Так, многие арбитражные суды, руководствуясь разъяснениями ВС РФ[10], указывают, что данное нарушение относится к нарушениям в сфере природопользования, не связано с предпринимательской деятельностью и не может рассматриваться в арбитражном суде[11].

Напротив, в иных случаях вышестоящие суды указывают на незаконность прекращения производства по делу арбитражным судом, поскольку привлечение к ответственности по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ напрямую затрагивает экономические (предпринимательские) интересы лица и не может обжаловаться в судах общей юрисдикции[12].

2. Обязание привести земельный участок в пригодное для использования (исходное) состояние

Устранение нарушений целевого использования земельного участка в натуре является распространенным способом защиты прав на земельный участок и охраны земельного участка как природного объекта.

Требование о приведении участка в исходное состояние может быть связано с обязанностью освободить его от незаконно размещенных некапитальных объектов, например торговых палаток, а также самовольно возведенных объектов недвижимости[13]. Приведение земельных участков в пригодное для использования состояние осуществляется самими нарушителями или за их счет (п. 2 ст. 62 и п. 3 ст. 76 ЗК РФ).

При рассмотрении требований о приведении земельного участка в исходное состояние суды также обязывают нарушителя обеспечить рекультивацию участка и восстановить почвенный слой, нарушенный в результате его нецелевого использования. В первую очередь такие требования заявляются в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения[14].

При этом суд может обязать лицо, уже осуществившее рекультивацию поврежденного земельного участка, возместить вред еще и в денежной форме.

Такое «двойное» взыскание применимо, если суд установит, что восстановление состояния земельного участка возможно лишь частично, в том числе в силу наличия невосполнимых экологических потерь, в связи с чем в полном объеме вред должен возмещаться не только в натуре, но и в денежной форме[15].

3. Взыскание убытков, причиненных нецелевым использованием земельного участка

Зачастую нецелевое использование земельного участка приводит к причинению вреда участку как природному объекту. На настоящий момент сформирована обширная судебная практика по возмещению вреда, причиненного земельным участкам[16]. При этом положения земельного и гражданского законодательства применяются судами в тесной увязке с нормами природоохранного законодательства[17].

Причинение вреда земельному участку может быть связано, например, с неправомерным использованием участка для складирования мусора, строительных материалов, замощением части участка, размещением объектов недвижимого имущества[18]. Вопрос оценки размера и возмещения вреда особенно остро стоит в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Для взыскания убытков с нарушителя необходимо доказать наличие вреда, его размер и причинно-следственную связь между действиями лица и причиненным вредом. При этом размер вреда определяется в соответствии с утвержденными таксами и методиками, например Методикой исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды[19].

Помимо возмещения вреда, причиненного нецелевым использованием, с нарушителя могут быть взысканы иные убытки, например расходы собственника земельного участка на снос (демонтаж) объектов, возведенных не в соответствии с разрешенным использованием участка, а также недополученная прибыль правообладателя участка, в связи с невозможностью его использования.

4. Прекращение прав арендаторов, землепользователей на земельный участок, в том числе изъятие земельного участка у собственника

Основаниями для принудительного прекращения ограниченных прав на землю (в частности, права постоянного (бессрочного) пользования) и прав аренды, безвозмездного пользования участком являются использование земельного участка не по целевому назначению, а также использование участка, приводящее к порче земель, невыполнение правообладателем обязанности по рекультивации и восстановлению состояния участка. Отметим, что, исходя из буквального толкования соответствующих положений ЗК РФ (статьи 45–47), использование участка не в соответствии с его разрешенным использованием в число таких оснований не входит.

При этом, исходя из сложившейся практики, во многие договоры аренды земельных участков включается условие о праве арендодателя в одностороннем внесудебном порядке отказаться от исполнения договора при нарушении арендатором как разрешенного использования, так и цели предоставления участка в аренду.

Статья 285 ГК РФ, в свою очередь, предусматривает, что земельный участок может быть изъят у собственника, если его использование осуществляется с нарушением требований законодательства, в частности не в соответствии с целевым назначением. В судебной практике существуют единичные и исключительные случаи применения данной нормы, что позволяет оценить данный инструмент как декларативный и фактически не работающий.

Вместе с тем в судебной практике существуют примеры судебного изъятия земельных участков у собственника по специальным основаниям, установленным для земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Согласно ст. 6 Федерального закона от 24.07.

2002 № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» земельный участок может быть изъят у собственника в судебном порядке, если его использование приводит к существенному снижению плодородия земель[20], а также в случае неиспользования в течение трех и более лет подряд участка для ведения сельского хозяйства, если ранее в рамках земельного надзора были выявлены нарушения в его использовании.

Отметим, что абсолютное большинство изъятий земельных участков связано именно с неиспользованием участков для сельскохозяйственного производства[21].

Однако в целом институт изъятия земельных участков в связи с нецелевым использованием, в отличие от механизма прекращения права аренды, в правоприменительной практике не развит. Скорее всего, причина кроется в опасении судов идти на такую крайнюю меру, как прекращение права собственности нарушителя.

5. Иные виды ответственности и негативные последствия нецелевого использования земельных участков

Статьями 74 и 75 ЗК РФ предусмотрены также уголовная (ст. 254 «Порча земель») и дисциплинарная (применяемая к работникам и должностным лицам) виды ответственности, которые могут применяться при нецелевом использовании земельных участков.

Не стоит забывать, что размещение здания, сооружения на земельном участке не в соответствии с его разрешенным использованием свидетельствует о самовольности постройки, подлежащей сносу по решению суда (п. 1 ст. 222 ГК РФ).

Среди иных последствий нецелевого использования упомянем также повышение ставки земельного налога в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения, не используемых для сельскохозяйственного производства (п. 1 ст. 394 НК РФ).

Таким образом, нецелевое использование земельных участков чревато существенными негативными последствиями как материального, так и неимущественного характера, что необходимо учитывать текущим землепользователям и лицам, приобретающим права на земельные участки.

[1] Определение ВС РФ от 02.08.2016 № 35-КГПР16-12.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *